Проект портала
Отношения «Боялась, что у меня Альцгеймер. Это так страшно!» Нина Богинская рассказала о детях и болезни. И показала фантастическую обстановку своей квартиры58
25.01.2020 / 11:09

Минскую пенсионерку Нину Богинскую часто можно увидеть на акциях протеста. Протестовать она выходит с плакатами и бело-красно-белым флагом, который сшила сама. А ее фирменная нашивка на пальто «Свабоду народу» стала мемом.

Бренд молодежной одежды даже выпустил худи с 73-летней Ниной Богинской на принте.

«Не видела его, — говорит Богинская. — Я не стремлюсь быть известной. Я чаще всего живу наедине с собой. Люблю на даче побыть одна, по лесу походить».

В интервью «Нашей Нине» она рассказала про детей, судьбу арестованных дач, про свои хобби и болезнь.

Нина Богинская живет вместе с сыном. А квартиру давно переписала на детей.

«Подумала, что из-за противостояния с властями у меня квартиру могут отобрать. Сказала мужу: давай подарим детям, тем более что дочь замуж вышла. Он тогда отписал дочери свою однокомнатную на Орловской. А я подарила две комнаты сыну и одну — дочери.

Правда, муж говорил: «Не делай этого, а то тебе места не будет, как я умру. Тебя выгонят дети». Говорю: «выгонят — значит, я заслуживаю. У меня сестры есть, пойду к ним жить».

В комнате Нины — винтажная резная мебель. Туалетный столик и комод когда-то изготовил ее дед-столяр. Особенно хорошо ему удавались дамские зеркальца и узоры из роз и нарциссов.

Кровать свою пенсионерка делала сама. Вместо металлической сетки — доски: так для позвоночника полезнее.

«Тоже мое творчество, — указывает она на покрывало. — Люблю пэчворк. Эти лягушки, рыбки — со всяких тряпок. У меня их полно».

У окна — привезенный с дачи, извилистый сухой ствол сосны.

«Это дерево было в болоте. Собираю я ягоды, смотрю: лежит. Соседа по даче — у него грузовик есть — попросила, если можно, привезти сюда. Когда затаскивали в квартиру через окно, часть кроны поломали. Так я примотала их и повесила туда наши соломенные украшения».

В склянках на столике под крышками настаивается на кремне вода. Пенсионерка пьет ее для здоровья.

А нам предлагает заварить чаю из собственноручно собранных трав. Мята перечная и обыкновенная, лимонник, цветки календулы, кипрей, мелисса…

***

Родители Нины переехали в Минск из Слуцка. Мама работала бухгалтером в строительном управлении, отец — главным инженером треста.

«Он был трудоголик. И завидный кавалер: в Слуцке, говорила мать, до войны было всего три инженера с высшим образованием.

Жили хорошо. Отец получал 3000 рублей. Раньше это были очень хорошие деньги, думаю, генералы столько же имели. Но у него за спиной были мама, я, две мои сестры, теща, поэтому жили экономно.

В доме хозяйничали мама и бабушка. Мама могла скомандовать, но отца никогда не обижала. Ему полагался самый лучший кусок. Что он любил, то и готовили. Он любил сало с яичницей и помидорами. В 53 года у него удалили желчный пузырь, сказали: на диету. И мама, ответственный человек, готовила паровые морковные котлеты, капустные шницели. Поэтому я тоже приучена к такой пище. Люблю свёклу, морковь, картошку, кислую капусту».

***

Активистка вспоминает, что школу не любила. Разве что физику, химию и ботанику, интересовалась природой. Белорусский язык у них учили по желанию.

«Полкласса отказалось. Смеялись над нами: «Оставайтесь учить свой деревенский язык», — рассказывает Богинская.

С детства она занималась спортом. «Была шальной гонщицей, — улыбается. — У меня хорошие спринтерские качества».

Выучившись на монтажницу радиоаппаратуры, Нина устроилась работать на «Белвар». Говорит, ее приняли на завод, поскольку в команде по велогонкам не хватало четвертого человека для участия в соревнованиях.

Но скоро и спорт, и работу на заводе пришлось бросить: попала в аварию. Полетела с велосипеда, получила перелом основания и свода черепа, перенесла сложную операцию.

Впоследствии была работа в Геологическом институте. Пришла туда по объявлению в газете — набирали чертежников. Богинскую в итоге переманили в нефтяную геологию: «нефтяников» не хватало. А потом уволили за работы на белорусском языке: руководство требовало, чтобы она писала по-русски, из-за чего и начались конфликты.

«Сделали из меня прогульщицу. Уволили по статье «нарушение трудовой дисциплины», — рассказывает Нина. — Потом я и в Ботаническом саду работала, и креветки чистила в голландской фирме. Трудовая книжка у меня вся исписана».

«Этот лесовик — корень можжевельника. Нашла его, когда в Масковичах копали городище. Он такой же смешной и упёртый, как бабка Богинская».

***

Прежде чем поделиться своей историей любви, Нина замечает: она психологически поздний человек.

«Мне не так был нужен мужчина, как просто интересно было родить ребенка. Думала: «А я что, ущербная? Сестры родили, и мне надо». Учебник гинекологии был у сестры. Я когда его прочитала, меня такой страх обуял. Все эти болезни: сифилис, гонорея… Ужас!

Думаю: «На черта эти женщины выходят замуж? Дуры! Лучше работать и спортом заниматься».

Вышла замуж в 29 лет — за своего первого тренера по велоспорту Анатолия. Он был старше ее на 13 лет.

«Он был хороший педагог, умел с нами ладить. К нему приходили девчонки из других секций, заигрывали. А мы не ревновали. Наоборот, хотели, чтобы наш тренер в жены красавицу взял. А он на них особо не смотрел, нами занимался. Приносил на базу журналы польские, «Юность». Когда шел дождь, мы читали там Вознесенского и Евтушенко», — рассказывает Богинская.

Потом, во время учебы в Ивано-Франковском институте нефти и газа, были другие кавалеры.

«Сватался ко мне Вася Никорович, до сих пор жив. Он влюбился в меня, и я, если честно, в него влюбилась. Но я не нравилась его маме. Я по утрам бегала мимо их дома кросс в шортах — в шортах тогда было не принято.

А потом Вася еще спросил: «А на каком языке будут разговаривать наши дети?» И меня это завело. К тому же у меня были такие предрассудки, мол, как это муж будет младше меня.

А потом приехала в Минск. Пришла подруга, говорит: пошли к Богинскому, на каток. Покатались. Он берет нас за руки: «Ну что, птички, не окольцевались?» Я говорю: «Нет. А вы?» — «И я не окольцевался». Смотрю на него: «Холера! Такой красивый мужчина, не пьет, не курит, по бабам не шастает». Спокойный — а мне такого и надо.

Свекровь меня на руках носила. Она была рада, что ее перестарок нашел такую ​​ладную, разумную, спокойную девку. И я сразу родила, одного за другим — я же неопытная была, не знала даже, как предохраняться».

Вдовой Нина стала 12 лет назад.

***

Сын Богинской Павел зарабатывает ремонтом электротехники. Плюс оформлен социальным работником.

«Здесь через два дома живет его друг, который ослеп в 21 год. Мама его одна не может справиться. Павлик помогает, научил друга работать за компьютером. Всю зарплату социального работника отдает им».

Дочь работает бухгалтером в МТС.

«Алесей зовут. Хотя по паспорту Александра. Мне в ЗАГСе сказали: «Женщина, вы что? Вы же образованный человек. Алеся — кусочек имени, полное — Александра». Я взяла и записала ее, как посоветовали, к сожалению.

У дочери двое детей: Яня и Владак. Владак работает за рулем в какой-то фирме. Внучка учиться в Вильнюсе в ЕГУ, рано вышла замуж, родила. Зато мой сын ни разу не был женат, а уже 42 года. Переживаю вот».

«Дети не упрекают за то, что на акции ходите?»

«Нет, но сами не принимают участия. Считают, что это напрасная трата времени. Меня в милиции пугают, что в тюрьму посадят. Говорю: «Отдохну от всех. Будете меня кормить вашей кашей».

***

Штрафов у Богинской, по ее подсчетам, накопилось на 15 тысяч долларов. 50 процентов пенсии удерживают на их покрытие. Остальное — 200 рублей — Нина и получает.

От помощи она всегда отказывается.

«Ну какая помощь? Я официально не хочу брать ничего у правозащитников. Пусть деньги идут на развитие, на молодежь. У вас, молодых, нет пенсии, а выгонят с учебы, работы — вынуждены будете уезжать. А я проживу и за 200 рублей.

Летом я хожу в лес, собираю ягоды и продаю. Это тоже мой доход.

Я плачу только за телефон. А остальное уходит на еду. За квартиру платят дети — так вместе и выживаем. Я экономлю, с детства крошки не выкину. Внучка себе может позволить яичницу в мусор выбросить, если постояла. А я нет. Люди говорят: сколько хлеба выкинешь в молодости, столько потом будешь голодать».

Иногда помощь ей ​​предлагают прямо на улице.

«На Куропатских сходках подходит молодая пара. «Вы Нина Богинская? Это вам». Суют мне деньги в пальто. Я впервые увидела эту купюру — 100 рублей», — вспоминает активистка один из случаев.

В 2016-м за неуплату штрафов у Нины арестовали два дачи. Ни одну так и не продали.

«Езжу туда. Всё это моё. Когда насчет марьиногорской звонили, я сказала: «Продавайте как хотите. Но я предупреждаю покупателей: это частная собственность. Власть вечной не бывает. На тот свет я ничего не возьму. А придет другая власть, увидит документы — и мои дети или внуки предъявят свои права. Советский Союз развалился — было же такое, и могли вернуть имущество.

У меня на даче груши болеют. Вот что меня беспокоит — не политика. Мне деревья надо лечить», — шутит активистка.

***

В настоящее время Богинская оформляет инвалидность: стала часто терять сознание. Врачи диагностировали посттравматическую эпилепсию.

Нина коллекционирует кап, или капокорень (наросты на деревьях).

«Мне же в связи с той давней травмой запретили читать, в кино ходить, работать. Я полгода послушалась, а потом думаю: что я, дурная? И пошла в кино, на работу. Я чувствовала себя нормально, не было никаких приступов. А обмороки начались с 2008 года.

Сначала я как бы засыпала. Что удивительно: когда очнусь, помню все ровнехонько до приступа. Затемнение просто. Единственное вот — слабеют руки: я паспорт теряла, ключи, часы.

Я заметила, что несколько есть причин, почему я теряю сознание: если долго не ем, не пью, мало сплю. Вчера снова упала дома.

Я боялась, что это Альцгеймер. У отца моей подруги такое. Это так страшно!

Но буду принимать участие во всех акциях, пока ноги ходят», — уверяет Нина.

***

«Я свой день рождения провела в судах, — делится Богинская. — Вообще, не люблю отмечать. Считаю, что работать в день рождения не грех. Наоборот, если есть свободное время — работай. Пить водку грех».

«Не выпиваете?»

«Нет. И отец мой, между прочим, не пил. Даже от вина кривился. Что любил — в жаркий день пива выпить бархатного. Вот то советское было лучше, чем сейчас. И я люблю пиво. Но сейчас не пью, потому что сын сказал, что оно вредное — химию подмешивают».

По городу пенсионерка редко гуляет. Только в Куропаты и к сестрам: одна живет за ЦУМом, другая — возле Института культуры. А дома Нина любит читать.

«Перечитывала Купалу, Гениуш. Начала Северинца «Беларусалім», но книга пропала: или внучка забрала, или Алеся. А в основном, конечно, газеты. «Новы час» и «Наша слова» выписываю. Раньше и «Нашу Ніву» покупала. Иногда беру «Народную волю», но там много русскоязычных текстов. Я даже им уже сказала об этом».

Богинская жалуется: из-за политики ей некогда заниматься ее хобби.

Худи молодежного бренда LSTR с Ниной Богинской на принте.

«У меня есть раскроенная сорочка, в белорусском традиционном стиле — до сих пор не могу довышивать, уже 30 лет лежит. А еще скатерть «Вясёлка», на большой стол, с 21 салфеткой. Центр — солнце, на салфетках — звезды, символ человека.

Я так подумала: когда закончу вышивать этот комплект, власть сменится. Каюсь: и в прошлом, и в позапрошлом году ни одной салфетки не вышила».

Наталия Лубневская, фото Надежды Бужан

Каментары
Вожык / Ответить 25.01.2020 / 11:19

Здароу́я i бадзёрасцi духу! Дзякуй Вам шчырае, спадарыня Нiна!

3
гоблін / Ответить 25.01.2020 / 11:35

"..«Алеся завуць. Хоць па пашпарце Аляксандра. Мне ў ЗАГСе сказалі: «Жанчына, вы што? Вы ж адукаваны чалавек. Алеся — шматок імя, поўнае — Аляксандра». Я ўзяла і запісала яе так, на жаль.." Дык логично. Алесь = Аляксандар, Алеся = Аляксандра. What's the buzz?)

144
Васіль / Ответить 25.01.2020 / 11:42

Фантастычны чалавек! Сімвал нашага руху за грамадзянскія і нацыянальныя правы.

5
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні