Проект портала
Отношения «Три жены — это же с ума можно сойти!» Белоруски о том, чем мужья-иностранцы отличаются от наших21
05.12.2019 / 10:13

Белоруски, которые вышли замуж одна за иранца, другая за африканца, третья за индуса, но остались жить на родине, рассказывают, чем они отличаются от белорусов, каких традиций придерживаются в семьях и к чему было сложно привыкнуть.

«Муж очень любит драники»

Шесть лет назад Инна Масудиян вышла замуж за иранца Хамеда. Познакомились они через интернет.

«Это был сервис знакомств на mail.ru. Хамед написал мне первым, спросил, как дела. У нас с ним была длительная переписка — полтора года. Он все время просил о встрече, и я наконец согласилась».

Первое свидание Инну напугала: к парню иной национальности и религии она не была готова.

«Хамед — мусульманин. Он с осторожностью касался этой темы на первой встрече. А мне было интересно, я расспрашивала. Ведь всем известно, что у мусульман многоженство разрешено. И меня мама всегда пугала: выйдешь за иностранца, увязет тебя в рабство, — смеется Инна. — Но Хамед уточнил, что у них практически никто не имеет нескольких жен, это считается неправильным.

Его мама вообще говорит: «Бог один, жена одна». Наверное, и мужчины поняли: «Господи, три жены, это же с ума сойти можно, здесь и с одной не справишься».

После первого свидания они не виделись несколько месяцев — Инна взяла паузу для раздумий. Шутит, что тогда, в 19 лет, была в этом смысле патриоткой — считала, что должна выйти замуж за славянина. Но судьба сложилась иначе — сегодня они с Хамедом растят двоих детей.

Муж живет в Беларуси вот уже 15 лет — приехал сюда учиться в БГУИР по специальности «медицинская электроника». А насчет того, чтобы вернуться в Иран… Инна говорит: был период, когда они думали о таком варианте — муж тогда только-только получил образование и не мог трудоустроиться, поскольку не имел вида на жительство. Но как только его приняли на работу, жизнь наладилась.

Инна рассказывает, что не все стереотипы о восточных мужчин соответствуют правде.

«Хамед всегда меня поддерживает, что бы я ни делала. Хочешь учиться — иди учись.

Не ревнует — у меня есть друзья-мужчины, на работе коллеги, и никогда не возникало вопросов или истерик. Иранские мужчины не рукоприкладствуют и очень терпеливы в отношениях с женщиной, рассудительны. Относятся к жене, как к матери.

Приведу пример. Мы ехали в Иране в одной машине с сестрами мужа, нарушили правила движения, нас подрезали и сорвали нам зеркало. Одна из сестер вышла и стала кричать. Тот водитель тоже пытался ответить. А другие мужчины, видя эту ситуацию, вышли из машин и разобрались с ним по-мужски: там не принято кричать на чужую женщину, даже если она не права».

Что белоруску удивляло особенно, так это то, что жених не дарил ей цветов.

«У них принято дарить золото. Я не понимала, зачем золото — я практичный человек, мне, например, термос нужен, — смеется она. — О цветах же он говорил так: их дарят или жене, или маме».

Инна православная и при вступлении в брак ислам не принимала. Инна лишь отказалась от свинины — заменила ее говядиной и бараниной и нормально себя чувствует. Дети, как и отец, мусульмане. Но в течение Рамадана постится лишь Хамед.

На столе в семье часто бывают белорусские блюда.

«Муж очень любит драники. Вообще ему картошка нравится — жареная, вареная…

А традиционная еда в Иране — это рис. Я когда туда еду на месяц, к концу уже не могу на рис смотреть, его везде подают. Дома я готовлю иранские блюда, если только гости приходят и хочется их чем-нибудь удивить. Ведь иранская кухня сложная в приготовлении. А я не могу позволить себе с двумя детьми столько времени уделять еде. Мне нужно побыстрее — котлеты, курица, говядина в мультиварке».

«У африканских мужчин стоит поучиться ровному отношению к алкоголю»

Муж Оксаны Мохаммед Кейта приехал в Беларусь из Гвинеи. Бывший футболист, сейчас он работает слесарем на тракторном заводе.

Благодаря футболу, кстати, они и познакомились. Оксана наблюдала, как Мохаммед тренируется с друзьями на стадионе. Тот ее приметил, подошел попросить номер телефона. Так всё и закрутилось.

По словам Оксаны, африканские мужчины импульсивны и эмоциональны, оказывают женщинам много знаков внимания.

«Разные мелочи приятные муж дарит. Духи у меня любимые закончились — он покупает», — делится женщина.

Мохаммед тщательно следит за своей внешностью.

«Он у меня модник, чаще меня в магазинах одежды бывает. Белорусских мужчин заставлять надо обновку купить, а этих — хоть бы остановить вовремя», — шутит Оксана.

За годы в браке стиль оксаны изменился в сторону спортивного, и платья в шкафу сменились джинсами.

«Я в декрет ушла, а там уже и неудобно было с маленьким ребенком на каблуках. Джинсы ношу не потому, что муж этого хочет. Наоборот. Он мне недавно купил коротко джинсовую юбку, говорит: вот, надо такую ​​носить».

Плюс африканских мужчин — забота о семье. Оксана отмечает, что немного знает пар, где муж столько времени проводил бы дома с женой. Что еще стоило бы перенять белорусам, так это ровное отношение к алкоголю.

«Муж может, конечно, водки на праздник выпить, но: это не значит, что бутылка допивается до последней капли».

Оксана готовит дома и африканские блюда (например, рис с различными соусами), но мужу больше нравятся борщ и гороховый суп. А еще он любит колдуны.

Новый год в Африке отмечают почти так же, как у нас. А дни рождения у них не считаются важными датами — Мохаммед до приезда в Беларусь его и не отмечал.

«Главное правило в нашей семье — любовь. А еще нужно уметь дослушивать до конца. Я обычно импульсивная, хочется вставить свои пять копеек. Сначала было сложно с пониманием, часто додумывала конец фразы за мужа. А он: погоди, я не это хотел сказать».

В вопросах воспитания дочки африканский папа расходится с белорусской мамой лишь в одном — он позволяет ребенку всё.

«А я считаю, что нужно ограничивать. Поэтому у нас папа хороший, а мама строгая», — добавляет Оксана.

Говорит, что в культуре мужа принято, чтобы мужчина зарабатывал, а женщина смотрела за домом и детьми. И он такой вариант ей предлагал. Но Оксана не согласилась: хочет работать.

«После того как Кульдип пожил в Минске, он изменился по характеру — стал серьезнее»

Татьяна Шурвель давно была влюблена в Индию. Но не в индийских мужчин.

«Есть такая тенденция в странах, где у жителей темный цвет кожи — им нравятся белокожие девушки. И мне казалось, что это единственный критерий, почему именно меня в Индии все приглашают на кофе, стараются познакомиться. Не хотелось, чтобы только из-за этого меня ценили и любили», — объясняет Татьяна.

С Кульдипом она познакомилась, когда, приезжая по работе в Дели, останавливалась в отеле, где он работал. Хотя поначалу, из-за предвзятого отношения, не обращала на него внимания.

Татьяна и Кульдип в браке вот уже семь лет, у них есть дочь.

«Меня подкупило его внимательное отношение к сестре, маме. Он рано потерял отца, был единственным мужчиной в семье, и в нем с детства формировалась ответственность», — объясняет Татьяна, чем ее покорил Кульдип.

Минчанка Татьяна отмечает: люди везде одинаково разные. Но если называть самые явные отличия индусов от белорусов, то первые более открытые, эмоциональные и больше любят детей.

«Говорят же, что народы, живущие на юге, пропитаны солнечной энергией. И я с этим могу согласиться. У них даже обращение друг к другу — «пай», что переводится с хинди как брат.

Но могу сказать такую ​​вещь: после того как Кульдип пожил в Минске, я наблюдаю, что он изменился по характеру. Если раньше улыбался первому встречному, то теперь он стал более сдержанным. Видимо, среда влияет».

Татьяна и Кульдип открыли в Минске свою студию йоги. Оба вегетарианцы.

«Но не потому, что вегетарианство популярно в Индии — это внутреннее убеждение, наш выбор вне зависимости от того, где мы живем. И наш быт ориентирован на экологичность. Мы стараемся оставлять после себя как можно меньше отходов, чтобы наносить меньше вреда экологии.

Поскольку у нас своя философия питания, мы готовим то, что полезно. Я готовлю очень просто — в основном цельные крупы и овощи (на пару, тушеные, запеченные).

Кульдип любит готовить чапати (роти) — лепёшки из цельнозерновой муки, жареные на топленом масле или сухой сковороде. Это хлеб, грубо говоря. Часто муж готовит рагу из овощей, долл — густой суп их чечевицы (или из фасоли, нута). Иногда — тушенный с овощами адыгейский сыр. Очень вкусно!»

В семье стараются сохранять обе культуры. Отмечают все белорусские и индийские праздники, путешествуют по обеим странам, разговаривают по-русски и на хинди.

«Сейчас наша дочь — в первом классе, учит белорусский язык, поэтому мы купили сказки на белорусском, читаем их вместе, — добавляет Татьяна. — Мне нравятся индийские фестивали своей красочностью. В минской йога-студии устраиваем праздники, на которых знакомим белорусов с индийской культурой — проводим вечера индийских танцев, музыки. А когда приезжаем в Индию, рассказываем о Беларуси, готовим блюда белорусской кухни».

В Индии замужние женщины берут на себя роль домохозяйки. В своей семье Татьяна придерживается иной модели.

«У нас лозунг такой: каждый занимается тем, что ему нравится. Мы к этому пришли опытным путем. А если руководствоваться в отношениях стереотипами, как правило, это негативно сказывается на семье.

Конечно, бывали такие периоды в жизни — беременность, первые годы жизни ребенка, — когда я меньше проявляла социальной активности, по зарабатыванию денег в том числе, и это было очень органично. Потом, когда дочка подросла, мне захотелось развиваться. Муж не против. Ему нравится и готовить, и зарабатывать».

Жить в Беларуси пара решила, потому что здесь было больше материальной стабильности. У Татьяны — квартира в Минске, а дом Кульдипа находился в индийской деревне, где практически не бывает туристов.

«Я представила, как может выглядеть моя жизнь, если мы поселимся в той сельской местности. На самом деле, там красивые места, и, наверное, если бы по характеру я была другой, мне бы понравились одиночество и роль жены-домохозяйки, это было бы идеальным вариантом. Но я не такая. Поэтому мы решили переехать в Минск и попробовать здесь.

Могу еще добавить для всех девушек, мечтающих выйти замуж за иностранца: если они хотят быть в роли ведомой, то сто процентов надо выбирать страну мужа. Ведь многие пары могут не пройти проверку — когда женщина очень много берет на себя, сразу начинает требовать от мужчины, не понимая, что человек вырван из привычной среды.

Если хотите предъявлять претензии, то лучше это делать на территории мужа».

Наталия Лубневская, фото из архива героинь

Каментары
Nokia / Ответить 05.12.2019 / 10:53

Еўрапейскія мужчыны не варыянт. Там роўнасць. Усе павінны працаваць. Халявы няма. Той жа галандзец будзе на год наперад планаваць бюджэт сям'і і ўпісываць туды жончыну палову. Застаюцца для беларусак або рускія, або такія экзатычныя варыянты. Дзе табе будуць набываць шубу, будзеш сядзець дома і клапаціцца пра "сямейны ачаг".

15
Satan / Ответить 05.12.2019 / 10:54

Хаббард еще в 80х доказал, что помидоры кричат, когда их режут. Я кабанчика буду много месяцев есть. А веганы тем временем устроят помидорный холокост. Веганов необходимо считать массовыми убийцами. Судить веганов в Нюрнберге!

18
Быхау / Ответить 05.12.2019 / 10:55

Странно как-то. Не люблю резких перемен, как-то сумбурно. Чужая культура, чужое мировоззрение, неужели глобализм?

3
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні