Проект портала
Истории Иранский путь: еще 40 лет назад женщины ходили в мини-юбках, а теперь не могут выйти из дома без хиджаба15
10.04.2019 / 13:24

В 1970-е Иран был самой «западной» страной Ближнего Востока, сегодня — это теократия, где женщинам нельзя выходить на улицу без хиджаба, а за оппозиционную деятельность могут повесить на подъемном кране. Как это произошло?

Тегеран. 1970-е.

Западный вектор развития у Ирана наметился еще в 1930-е. Офицер Реза Пехлеви, свергнув с помощью англичан старого шаха, провозгласил себя главой государства.

У него были амбициозные планы: основать новую династию и просто стать богатым человеком. Своим успехом Реза Пехлеви был обязан иностранцам: они создали армию по европейскому образцу, в которой он служил, им можно было выгодно продавать нефть. Отдав нефтедобычу — самое прибыльное, что имел, — в руки англичан и американцев, шах пытался привить стране и их культуру. Он переименовал Персию в Иран, основал в Тегеране первый университет и позволил в нем учиться женщинам. Пехлеви, подобно русскому царю Петру I, пытался палкой европеизировать огромную восточную страну. В частности, он запрещал традиционную одежду, в том числе хиджаб.

В начале 1940-х этот «солдатский император» запутался в большой политике. Заподозрив его в симпатиях к Гитлеру, Великобритания и СССР ввели в Иран войска. (В составе контингента, кстати, был и белорусский поэт Пимен Панченко.) Шаха вынудили отречься от власти в пользу сына.

Новый шах Мохаммед Пехлеви продолжил программу: предоставил женщинам избирательное право, принял законы, защищавшие жен от произвола мужа. Минимальный возраст вступления в брак также увеличили с 13 до 18 лет.

Президент США Кеннеди советовал шаху реформировать страну, чтобы избежать судьбы кубинского диктатора Батисты.

Шахи, не меняя основ, перенимали у западной культуры лишь внешнее сходство. Их вестернизационные потуги сочетались с деспотизмом, искоренением инакомыслия и ужасающей коррупцией в органах власти.

Но «картинку» им удавалось создавать красивую.

1977-й. На улице иранского города.

На фото 1970-х шахский Тегеран выглядит как западная столица.

Участницы конкурса красоты «Мисс Иран — 1978» катаются на катамаранах.

Студенты Тегеранского университета.

Чистые улицы, раскрепощенная молодежь, студентки в мини-юбках, модные журналы, масса автомобилей.

Иранская «Алла Пугачева» — певица и киноактриса Гугуш. После Исламской революции, утратив возможность сниматься, она переехала в США.

Иранская молодежь танцует рок-н-ролл.

Культура потребления особенно расцвела, после того как Иран осыпал золотой дождь нефтяных денег.

В 1973 году, после арабо-израильского конфликта, цены на нефть выросли в четыре раза. Ежегодный доход Ирана от ее добычи составил 20 миллиардов в год. И шах был единоличным распорядителем бюджета, в результате чего утратил возможность думать рационально.

Он декларировал, что за десять лет Иран выйдет в пятерку сильнейших экономик мира. А армия станет третьим в мире по мощности.

Реформы Пехлеви, прозванные «Белой революцией», были хаотичными, часто показными. Курьезный случай описал в книге «Шахиншах» Рышард Капустинский:

«Шах заказал новейшее оборудование, вооружение, товары. Но когда корабли с ним приплыли в Персидский залив, оказалось, что Иран не имеет портов для их разгрузки. А также — складов, грузовиков, водителей для управления грузовиками, инженеров, техников, менеджеров…»

В пустыне стояли сотни новейших военных вертолетов — их заносило песком, на дорогах — караваны грузовиков, оставленных водителями. Шах тысячами приглашал иностранных специалистов, чтобы хоть как-то обслуживать купленную технику — иранцы еще более возненавидели его за это.

Пахлеви провел и аграрную реформу, но она не решила проблемы бедности иранской деревни. Он щедро раздавал земли, отобранные его отцом в законных владельцев. Крестьяне же убегали в большие города в поисках заработка.

Караван верблюдов, как во времена пророка Мухаммеда, среди «европейского» Тегерана.

Колоссальный разрыв в уровне жизни и сознании между городом и селом стал причиной краха. Деревня жила в Средних веках, а город вполне по-европейски.

Отдельной проблемой была коррупция. В деревне люди собирали кизяк, чтобы топить печь, а приближенные шаха летали каждый день обедать в Мюнхен или заказывали себе обеды с доставкой в ​​лучших парижских ресторанах.

Зверствовала секретная служба: схватить и пытать могли за сказанные на улице слова про плохое настроение и пасмурную погоду.

Шах надоел всем. Он сумел объединить против себя и религиозных фундаменталистов, и интеллигенцию, и левых активистов. Искрой, вызвавшей взрыв, стала газетная публикация. В стиле Муковозчика в ней писали про оппозиционера аятоллу Хомейни.

Этот проповедник и непримиримый критик шаха был изгнан из страны. Для верующих Хомейни был одним из крупнейших моральных авторитетов. Кассеты с записями его выступлений по актуальным вопросам люди тайно ввозили через границу, переписывали и слушали. Рефреном в них звучали слова о том, что шах должен уйти.

В той публикации Хомейни называли пришлым, поскольку его дед приехал из Индии. Для иранцев «пришлый» — обидное оскорбление. В публикации его называли и сумасшедшим. В Куме, родном городе Хомейни, собралась стихийная демонстрация, полиция начала стрелять, были убитые. Но на следующий день демонстрации возобновились с новой силой. Начались забастовки на предприятиях — бастовали даже министерства и нефтеперерабатывающая отрасль.

Парадоксально, что в период борьбы с вестернизированной диктатурой шаха Пехлеви хиджаб воспринимался как символ протеста и возвращения к корням: этакая себе мусульманская «вышиванка». Женщины в хиджабах возглавляли демонстрации протеста во времени Исламской революции.

Представители Хомейни в Париже встречались с представителями Госдепартамента США. Они уверяли американцев, что обновленный Иран после свержения шаха не будет проводить антиамериканскую политику. И вообще, что имамы не претендуют на власть, главное — избавиться от шаха. Возможно поэтому, когда в разгар протестов шах попросил у США военной помощи, он не получил ее.

Пехлеви лавировал между своими силовиками и возмущенным народом. В конце концов он был вынужден бежать из страны, назначив премьер-министра.

Шах и его супруга покидают Иран.

Премьер-министр пригласил вернуться Хомейни, предложив ему совместно создать правительство национального единства. Но Хомейни, вернувшись, назначил своего премьера.

Власть шаха рухнула. Но учителя, врачи, интеллигенты, сражавшиеся в партизанских отрядах и страдавшие от пыток в застенках спецслужбы САВАК, к власти не получили. Ее захватили те, кто предложил простую и понятную большинству людей традиционалистскую идею.

Фундаменталистам удалось оттеснить и либералов, и левых.

1 апреля 1979 года была провозглашена Исламская республика Иран с конституцией, по которой верховная власть в стране принадлежит духовенству, а президент и правительство решают текущие вопросы.

В отличие от шахов, Хомейни не обогащался. Он управлял страной из города Кум, где жил в доме дочери. Обращался с балкона к толпе своих сторонников. Принимал официальные делегации в комнате без мебели, где было только покрывало и стопка книг. На том покрывале и спал.

Возвращение к шариату сочеталось с оголтелой антизападной пропагандой. Хомейни проклинал Америку и Израиль, называя их источником всех бед Ирана. Происками внешнего, постоянно плетущего заговоры, врага можно было объяснить людям, почему жизнь не становится лучше.

Появилась в новой иранской конституции и статья 21: «Правительство обязуется с учетом исламских норм гарантировать соблюдение прав женщин во всех сферах».

1979 год, Тегеран. Демонстрация женщин, протестующих против введения хиджабов.

«Исламские нормы», например, почувствовала на себе нобелевская лауреат Ширин Эбади. На момент Исламской революции она была судьей, но затем ее перевели в секретари, так как «женщина не может выносить решений, обязательных для исполнения мужчинами».

А Фаррухру Парса, первая женщина-министр в истории Ирана, была показательно расстреляна. «Я не преклоню колена перед теми, кто ожидает, что я почувствую раскаяние в полувеке моей борьбы за равенство мужчин и женщин. Я не готова носить чадру и сделать шаг назад в истории», — написала она в прощальном письме.

Аятолла отменил и шахские законы о защите семьи, отдав женщину под власть мужа, и снова разрешил брать замуж несовершеннолетних.

Женщины проводили демонстрации протеста. Их палками разгоняли толпы разъяренных фанатиков и «полиция нравов».

После Исламской революции из Ирана сбежало более двух миллионов человек.

Проправительственная демонстрация к юбилею Исламской революции.

Нельзя сказать, что за сорок лет, которые минули со дня Исламской революции, Иран законсервировался.

Общество пытается расширять территорию свободы. Последние масштабные выступления в Иране в конце 2017 года имели те же причины, что и протесты 1979-го: экономическое положение, коррупция в органах власти. Добавилось и недовольство властью исламского духовенства.

Иран, обладающий третьими по величине в мире запасами углеводородов, живет небогато. Страна находится под санкциями США ввиду разработки собственной ядерной и ракетной программы.

Иранские женщины выступают за свои права во время уличных протестов.

На бытовом уровне, отмечают обозреватели, Иран намного свободнее, чем кажется.

Женщины стараются превратить свои хиджабы в элемент моды, на закрытых вечеринках молодежь, дав взятку полиции, курит и употребляет алкоголь. Контрабандой из-за рубежа приходит модная музыка (интернет в Иране сильно ограничен). «В Иране можно делать всё, пока тебя не поймают» — так иногда комментируют ситуацию в стране сами иранцы.

Как менялась женская мода Ирана на протяжении столетия:

Что скрывается под хиджабом: салон красоты, куда мужчинам вход воспрещен.

Подпольная вечеринка в тегеранской квартире.

Сергей Микулевич

Каментары
Дзядзька / Ответить 10.04.2019 / 12:07

А распачалі рэвалюцыю з падачкі крамля.

9
Масквiч / Ответить 10.04.2019 / 12:15

Дзядзька , у вас што-небудзь ў свеце не бывае з падачкі крамля?

87
Спадар Д. / Ответить 10.04.2019 / 13:24

"На момант Ісламскай рэвалюцыі яна была суддзёй, але пасля яе перавялі ў сакратары, бо «жанчына не можа выносіць рашэнні, абавязковыя для выканання мужчынамі»" Тут цалкам згодны. Фанатыкі - гэта канечне дрэнна. Але ў многім іх ідэі былі разумнымі, як і большасць традыцыяналіскіх ідэй увогуле

100
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні