Проект портала
Истории В Витебске 19-летняя девушка открыла школу танцев, чтобы помочь покалеченному преступником отцу-милиционеру8
11.02.2019 / 10:43

В 1995 году в Витебске на 22-летнего лейтенанта милиции Сергея Соловьева в его же машине с ножом набросился мужчина, которого он решил подвезти. Нож вошел между двух позвонков, задев спинной мозг. Этот день полностью изменил его жизнь…

Сергей Соловьев.

«Врачи сказали, что ходить больше не сможет»

45-летний мужчина с тростью в руках гостеприимно открывает двери своих «жигулей» и предлагает мини-экскурсию по родному Витебску.

«Жигули» для семьи — кормилица. За год Сергей наезжает на автомобиле 40—50 тысяч километров. И в Россию по работе, и в путешествия вместе с детьми. Карелия, Белое море, леса и озера, возле которых они ночевали… «Жигули» за свои 10 с небольшим лет повидали многое.

«Я в Витебске родился, очень люблю этот город. Там вон у нас депо и памятник трамваю. Около амфитеатра клен, дуб и береза ​​— не все знают, а я даже помню, как их сажали. Они символизируют Украину, Беларусь и Россию. А там вот Аллея звезд с именами Аллы Пугачевой, Софии Ротару и других артистов. Аллею во время «Славянского базара» открыли».

Это и есть Сергей Соловьев. Сегодня он пенсионер, имеет 2-ю группу инвалидности и пенсию 400 рублей. На выходных вместе с женой Светланой ездит контролировать бизнес по ремонту телефонов и компьютеров в Смоленскую область (бизнес достался жене в наследство от отца). А в детстве, говорит, мечтал стать летчиком.

«В советские времена многие дети хотели стать или летчиками, или космонавтами. И я не был исключением: мечтал быть похожим на Чкалова. Поступил в Выборгское авиационное училище, выпустился авиационным техником. Однако поработать по специальности так и не пришлось: в 1990-е развалился СССР, все изменилось, и работать мне было негде», — вспоминает Сергей Соловьев.

Он вернулся в родной Витебск. Здесь ему предложили службу в милицию. Это профессия для его семьи, можно сказать, наследственная. В милиции работали не только его дедушка и бабушка, но и мать с отцом, и даже отчим.

«На тот момент мне было 22 года. Я работал в милиции третий год, имел звание лейтенанта. Как-то во время службы подобрал по дороге одного мужчину. Результатом моей доброты стало то, что он набросился на меня с заднего сиденья: всадил нож в спину».

Преступника посадили на 8 лет. Сергей почти неподвижно пролежал полгода: немного мог шевелить только головой и руками. Выстоять сыну помогла мать Людмила Леонидовна. Врачи не верили в то, что Сергей снова сможет ходить. Даже после нескольких операций все еще парализованной у него оставалась левая сторона. Однако он поставил себе цель снова стать на ноги и достиг ее. Сначала передвигался с двумя палочками, а спустя какое-то время пошел и самостоятельно. Хромая, но сам.

«Я вспомнил, что в школе хорошо плавал и снова вернулся к этому виду спорта. Через два года после травмы уже был в белорусской сборной по плаванию среди людей с инвалидностью. Стабильно занимал первые места», — сидеть на месте он точно не собирался.

О том, как выживал в 1990-е

Сергей с удовольствием вернулся бы в милицию (свою работу он вспоминает с теплотой и по сей день): «В начале 1990-х мы действительно старались быть верными исключительно своему народу: тогда в стране процветал бандитизм, в кабаках заседали авторитеты с золотыми цепями, в Витебске ежедневно кого-то убивали. Надо было наводить порядок. Так же и сегодня, кто бы и как бы к милиции ни относился: если что-то случится — мы обращаемся за помощью именно к ним. И помогают же!»

К сожалению, травма не позволяла Сергею вернуться на службу. Надо было строить профессиональную жизнь заново. Как и многие в те времена, мужчина занялся предпринимательством. Торговал молочными продуктами, хлебом. Товар возил на своей «копейке» на рынок в Смоленскую область.

Именно там, в городке Велиже, он познакомился со своей будущей женой.

Свадьба Светланы и Сергея.

«В 1996-м я училась на преподавателя немецкого языка в Смоленске, — вспоминает Светлана. — Заболела и приехала к родителям в Велиж. Как-то пришла на рынок за продуктами, а там — Сергей. И знаете — между нами словно какая-то химия произошла. Я даже не замечала, что он хромает. Когда мне через две недели знакомые сказали, мол, «хороший парень, конечно, но ведь инвалид», у меня был шок. Мне это никак не мешало: Сергей был необыкновенно хорошим человеком».

Уже через год после знакомства, как только Светлана получила диплом, они поженились и переехали в Беларусь. И по сей день называют друг друга по телефону «зайчиками». У Соловьевых двое детей: старшая Мария и Иван.

Семья в сборе.

Все вместе мы встречаемся в танцевальной школе «Северная столица», в центре Витебска: это место с недавних пор стало для семьи еще одним домом.

«Ждала 18-летия, чтобы открыть ИП и помогать родителям»

«Тяните носок! Мы с вами танцуем телом, а не языком!», — слышится на втором этаже старинного здания в Октябрьском проезде, 2.

Эти строгие замечания — от 19-летней Марии Соловьевой, дочери Сергея и Светланы.

Мария с воспитанниками. На головах детей лежат листы бумаги, которые помогают контролировать правильность осанки.

Мария с детства любила танцевать. По ее желанию родители еще в 3,5 года отдали ее в танцевальный клуб «Динамо» — один из самых сильных и прогрессивных на тот момент в Витебске. На базе клуба постоянно проходили международные турниры, с мастер-классами туда приезжали чемпионы мира. Всё остановилось, когда лучшие тренеры (Павел Пикальков, Елена Андреева и другие) уехали работать в Москву.

Параллельно девочка посещала и музыкальную школу, пела в хоре, занималась конным спортом, плаванием, рисовала, но интерес к танцам в итоге перевесил все остальное: на тренировках она готова была задерживаться до ночи, заставляя волноваться маму и папу, которые часами ждали ее в машине,.

Когда Марии еще было 11 лет, ей самой дали под крыло нескольких маленьких детей, с которыми она начала работать в качестве преподавателя — в бальных танцах такое доверие считается очень высоким показателем.

На соревнованиях в Беларуси и за рубежом девушка занимала высокие места. Но когда встал вопрос о выборе вуза, Мария вместе с родителями решила, что будет поступать в Витебск на филолога, «чтобы за плечами была профессия «про запас»».

Никто и не подозревал, что танцы еще глубже войдут в ее жизнь.

«Как только мне исполнилось 18 лет и я, наконец, с могла работать официально, стала думать, что можно сделать, чтобы меньше зависеть от родителей в финансовом плане. Знакомые давно подсказывали: «Маша, открой свою школу танцев!» Я прислушалась и почти сразу, как только отпраздновала совершеннолетие, зарегистрировала ИП».

Сначала было очень сложно: не все родители решались доверить своих детей такой молодой трэнерше, пусть и с целым списком достижений и наград.

Малыши то приходили, то уходили, но достаточного для существования школы количества учеников в группе не набиралось. 

Младшая группа на занятиях в школе Марии.

Постепенно, когда подопечные Марии стали демонстрировать первые результаты, слава о ней разошлась по городу. Как педагог она постепенно набирает авторитет.

Второй год на танцы к сестре ходит и ее младший брат Ваня (справа), которому здесь тоже очень нравится.

Не сдаться, а продолжать работать еще интенсивнее девушку заставили семейные обстоятельства.

«Мы с мамой замечали, что с каждым годом папа ходил все хуже. Чтобы подлечиться, он ежегодно ездил в санатории. Однако в последние полгода ситуация стала критической: отец стал ходить еще меньше, все время жил на обезболивающих. Из-за того что основная нагрузка приходилась на одну сторону, сустав просто не выдержал. Чтобы он снова не утратил способность двигаться, нужно было срочно ложиться на операцию и ставить протез. Если делать это бесплатно, по очереди пришлось бы ждать очень долго. Поэтому когда летом в областной больнице отцу предложили платную альтернативу, мы сразу согласились. Правда, деньги нужно было отдать почти сразу: 50 миллионов (нынешние 5 тысяч) мы, можно сказать, за несколько дней собрали всем миром», — вспоминает Мария. (В семье по привычке все еще считают белорусские деньги миллионами.)

Часть денег Соловьевы взяли из собственных сбережений, около 350 рублей Марии через интернет помог собрать БРСМ, остальное — заняли у друзей. Чтобы быстро вернуть все долги, девушка до ночи работала в собственной школе и дополнительно устроилась преподавать танцы в детский сад. Помогала дочери и мама справляться с таким большим потоком детей.

«Конечно, в это кризисное время что-то приносил и бизнес в России, но когда все вместе работает на одну цель — решить проблему получается быстрее. Чтобы папа снова ходил и хорошо себя чувствовал — это было самое главное».

На фото: Мария на собственных выступлениях и на мастер-классах, соревнованиях с ребятами. К сожалению, когда становишься тренером, выступать самостоятельно не имеешь права. Девушка ждет 20-летия, чтобы взяться за судейство: для этого она досрочно сдала все необходимые экзамены.

Сегодня у нее в школе занимается около тридцати детей. Рассчитана студия на детей от 3 до 18 лет. Самые маленькие занимаются хореографией и ритмикой, их учат правильно слушать музыку, держать осанку, их растягивают, учат пластике. А потом уже начинаются бальные танцы. Для начинающих групповые занятия стоят 25 рублей в месяц, но если заниматься бальными танцами всерьез — это довольно дорогое занятие.

Одни кристаллы Swarovski для платья могут обойтись в несколько сотен евро. И это не говоря о специальных средствах, которые танцоры наносят на тело, чтобы оно выглядело загорелым и блестело на выступлениях.

Фото news.vitebsk. На конкурсы красоты, в том числе на «Королеву Весну» Мария никогда не собиралась — попросили в деканате. В итоге она победила на областном этапе и дошла до международного, где стала первой вице-королевой.

Еще одна статья расходов в танцах — дополнительные индивидуальные занятия. Для танцоров, которые мечтают об успехе, — это обязательно: только так можно объяснить каждому, как правильно опускать плечи, как управлять лопатками и бедрами. Каждое тело требует особого внимания. Богдан и Даша, например, берут 6 уроков в неделю. Как результат — первые места на соревнованиях в их возрастной категории.

На занятиях видно, насколько Мария и ее мама любят детей: обе же — учительницы. У них по женской линии все чему-нибудь учили детей. Светлана сначала переживала, что дочь станет тренершей, мол, постоянно «на чемоданах». Но теперь, увидев, как ей это нравится, успокоилась.

Визуалам приходится объяснять новые элементы на бумаге.

«Когда я оканчивала школу, имела аттестат 97 баллов. ЦТ сдала на 335. Могла поступать в Минск, но все же в Витебске мой дом. Здесь меня знали как танцорку, здесь я могу передать свои знания поистине родным людям.

Уезжать из Беларуси тоже не планирую — я люблю нашу страну: мне здесь нравится, комфортно. Отработаю в школе по распределению — и дальше буду продолжать учить детей танцам», — делится своими планами Мария.

Да и с такой семейной поддержкой у нее все должно получиться.

Катерина Карпицкая, фото Воли Офицеровой

Каментары
песимист / Ответить 10.02.2019 / 19:55

Ды нармальна усё у iх...

0
Картафан / Ответить 10.02.2019 / 20:20

милиция, брсм.. :(

26
Dyno / Ответить 10.02.2019 / 22:28

Картафан, и что в этом плохого? Дочь отцу помогает. А в 1995 ты в милиции послужи... Нищета и бандиты были кругом. Хотя откуда школоте об этом знать, иди уроки учи.

20
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні