Проект газеты
Истории Белоруска о том, как победила анорексию и благодаря этому стала врачом-блогеркой с многотысячной аудиторией12
10.07.2018 / 12:40

В этом году гомельчанка Аня Протасова закончила Белорусский государственный медуниверситет и стала дипломированным стоматологом. Правда, почти для пятисот тысяч подписчиков в инстаграме, она, в первую очередь, не докторка, которая лечит зубы, а — блогерка-подруга, которая без купюр рассказывает про месячные, беременность, осознанную женитьбу и прочие вещи, которые так или иначе завязаны на здоровье, сексе и отношениях. Ежедневно с вопросами на эти темы ей пишут сотни людей. Возможно, вскоре весь этот материал станет основой для ее будущей книги.

Самый большой отклик среди подписчиков Ани нашла история о ее многолетней борьбе с анорексией. Как оказалось, тема веса и недовольства своей внешностью в радикальных формах касается очень многих.

Анна Протасова.

По нашей просьбе Аня еще раз, в подробностях, описала события теперь уже минувших дней, а также поделилась опытом «заражения» феминизмом своего бойфренда и рассказала, что ее раздражает в белорусском обществе.

Я родилась и выросла в Гомеле. Родители — обычные люди: мама — директор магазина, папа работает в сфере строительства. Выбор медицинского был обсулослен несколькими факторами: во-первых, в нашей семье очень много медиков, во-вторых, единственным предметом, который давался в школе без проблем, по которому я выигрывала олимпиады, была биология. Кроме того, после того, как я переболела анорексией, у меня появилось очень много вопросов к своему здоровью, устройству организма в целом.

Именно история про анорексию, которой я искренне поделилась в инстаграме, нашла мощный отклик у людей. После этого эмоционального откровения у меня появилось много новых подписчиков. Я никогда не стремилась стать блогеркой, у меня не было к этому делу страсти. Все вышло само собой. Просто в какой-то момент я ощутила, что мне не хватает общения, друзей. Тогда накопленные мысли, рассуждения я начала публиковать в интернете.

Каждый день мне в директ приходит по 100-200 сообщений с разными жизненными историями (например, про первый секс, который случился после свадьбы, и он был ужасен), просьбами о помощи или совете личного характера (типа: «уже третий парень переспал со мной и бросил, что со мной не так?»). Я понимаю, что мои подписчики (в основном, девочки) воспринимают меня как подругу, но в дальнейшем я бы хотела сформировать в сети более солидный образ: врача, который при необходимости может быть другом.

Правда, выяснилось, что для некторых моих пациентов то, что я пишу про секс, несовместимо с моими обязанностями докторки. Одним из преимуществ нашего университета и факультета, является возможность с 3-го курса принимать пациентов (друзей, знакомых, родственников, регистратуру, которая рискнет пойти к студенту). Таким образом, к концу 5 курса мы уже имеем какой-то опыт и базу пациентов. Я активно, каждую пару, принимала пациентов, а они звали ко мне своих друзей, а те своих и счастью не было предела. Говорят, что первый (второй и третий) блин (пациент) комом, но у все получалось. Пока на 5 курсе не появился блог… В общем, нашлись пациенты, которые «не доверяют врачу, который фоткает свою жопу в инстаграм и пишет про секс». Типа я не могу быть хороши специалистом, если параллельно пишу ТАКОЕ. Эти претензии я услышала от бывших пациентов, которые еще пару месяцев назад говорили, что я — лучшая в своей области. Хорошо, что их было немного. В целом, когда я анализировала всю эту ситуацию после, то нашла в ней исключительно плюсы: не мои люди отфильтровались. А те, кто мыслит стереотипами, изначально не были моими пациентами.

Подобная ситуация — сродни стереотипу, который тиражировали после флешмоба в поддержку убитой студентки в Москве. О том, что в таких ситуациях виновата жертва, потому что на ней было недостаточно одежды, слишком короткая юбка и так далее. (После тех событий многие девушки начали публиковать откровенные фотографии в инстаграм, чтобы доказать и сказать: их тело — их дело, а выложенный снимок в купальнике — уж точно не разрешение на насилие — Нина). Видя все это, мне кажется, что в постсоветских странах мы еще не очень скоро изменим отношение к ценности человеческой жизни, перестанем оправдывать преступления.

Я читаю очень много форумов, СМИ. В частности, люблю уделить внимание комментариям к материалам. И каждый раз, когда думаю, что хуже уже некуда, «худшее» случается. Если обсуждается феминизм, то обязательно будет куча комментариев про «тупость баб», «мужланство» и все в таком духе. Об этом можно писать отдельный материал, но я не понимаю, почему люди так радикально реагируют на слово феминизм. Я закончила медицинский, и только в его стенах была свидетельницей кучи примеров дискриминации по половому признаку: так, парней направляют в хирурги по умолчанию, потому что они родились парнями, если ты девушка, добро пожаловать в терапию. Таких примеров уйма, и когда мне говорят, что никакой дискриминации в Беларуси давно нет (женщины голосуют, работают — что еще надо), мне смешно.

Когда я глубже познакомилась с философией феминизма (на курсе 3-м), то поняла, что я была феминисткой всегда. В обществе вокруг этого термина сконцентрировано много негатива и стереотипов, но на самом деле феминизм — это, в первую очередь, о том, чтобы мужчин и женщин оценивали наравне, одинаково и по их заслугам. Интересно, что когда я начала отношения со своим парнем, он долго сопротивлялся моей привычке платить за себя самостоятельно, моему желанию самой открывать себе двери. Он пытался настоять на том, что я хрупкая девушка, а значит мне нужно во всем помогать. Но разве я не могу открыть себе дверь? Постепенно молодой человек принял мою позицию и сейчас поддерживает многие идеи феминизма в целом.

Что касается анорексии, то лет до 14 у меня не было никаких проблем с питанием. Я ела все, что хотела, но при этом много занималась спортом. После тренировок позволяла себе все: первое, второе и компот, как говорится. А потом все резко поменялось. Я считала себя уродом, самооценка была на дне, и я практически забросила спорт, зато не прекратила есть. Еда стала моим утешением и поддержкой.

Потом сработал синдром отличницы: надо быть лучше всех. А чтобы этого достичь, надо похудеть. В 15 я начала двигаться к своей цели: сбрасывала килограмм за килограммом. Моими любимыми группами во вконтакте стали а-ля «40 кг», а еда сводилась к питьевым йогуртам, молокочаю, фруктам и творогу. Я стремительно худела, но когда смотрела на свое отражение в зеркале, все еще считала себя неидеальной. В активной стадии анорексия длилась в течение полугода: за это время я похудела с 55 килограммов до 37, и это при росте 164 сантиметра. Появилась куча проблем со здоровьем: с кожей, отсутствие менструации, постоянное кровотечение из носа, вечно низкое давление, выпадение волос… Что-то после восстановилось быстро, а вот волосы и стабильность цикла пришлось восстанавливать очень долго.

В 16-ть я сорвалась и вновь помешалась на еде, стала зависимой от булок и шоколада — в мою жизнь ворвались булимия и расстройство пищевого поведения во всей красе.

Больше всего, конечно, пострадало психическое здоровье. Только года два назад меня наконец-то полностью отпустила вся эта история с похудением. Я смогла принимать себя такой, какой являюсь. До этого же мне нужно было собственными мозгами понять, что я болею, что со мной что-то не так (в течение нескольких месяцев я упорно отрицала, что у меня болезнь и неплохо бы начать поправляться). Да, об этом говорили доктора, твердили близкие, но пока я не осознала все масштабы трагедии сама, пока не поняла, что здоровье более ценно, чем объем талии, выздоровление не начиналось.

К сожалению, я столкнулась с тем, что в Беларуси нет централизованной системы помощи тем, кто страдает от анорексии, булимии. А это актуально для очень многих девочек-подростков. Кто-то из них лечится, а кто-то так и живет с расстройством пищевого поведения годами. На мой взгляд, нам не хватает специалистов, которые могли бы оказывать профессіональную помощь в этом деле.

Проблемы с собственным весом и самооценкой, мне кажется, есть у 95% девушек. Когда я провожу опросы среди своих подписчиков, то выясняется, что почти все чем-то в себе недовольны. Я никому не советую принимать себя таким, какой вы есть и предлагать поступать так же окружению.

По-моему, все мы способны меняться в лучшую сторону. И больше всего загоняются по поводу своих недостатков те, кто ничего не делает, не движется вперед. Максимум — они создают иллюзию того, что чем-то заняты.

Когда я четко осознала, что мой организм — это мультивселенная, состоящая из миллиардов клеток, и она не похожа на мультивселенную никого в мире, я поняла, что я такая у себя одна. И как можно эту уникальность не любить? А хочешь что-то изменить — просто постоянно работай над собой, тогда банально не останется времени сидеть у зеркала и высматривать там свои «изъяны».

Сегодня Аня снова не ограничивает себя в еде, но при этом активно занимается спортом: кроссфитом и балетом.

Катя Карпицкая, фото из архивов героини

Каментары
не понял / Ответить 10.07.2018 / 12:57

Почему в клинику не идет лечить больных. когда будет виден результат ее лечения или в клинику не берут. поэтому в интернете лечением занимается не видя пациентов и не зная полной картины их здоровья?

7
сік / Ответить 10.07.2018 / 13:07

Здзекі над арганізмам вылезуць хваробамі ў сталым узросце.

0
yy / Ответить 10.07.2018 / 13:11

Нешта не верыцца, што перамагла, бо вельмі худая :(

3
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні