Проект портала
Истории Кондитер-бизнесмен из Жодино начал вести открытый гей-блог: «Хочу показать, что мы — обычные»375
10.04.2018 / 13:25

Жодинцу Антону Шелегу 26 лет. Многие знают его как одного из создателей кафе-мастерской «Да» и автора художественно оформленных тортов и пончиков под заказ. Правда, уютное кафе в Кунцевщине, к сожалению, месяц назад пришлось закрыть: место было не самым проходным. Кроме того, владельцы разрывались между работой там и выпечкой десертов.

Сегодня Антон продолжает развиваться в кондитерском мастерстве. А еще недавно он начал вести первый в Беларуси персональный и открытый гей-блог, в котором откровенно делится подробностями каминг-аута, теплыми моментами их отношений с Денисом (их семье уже шесть лет) и другими интересными событиями.

Антон Шелег.

Мы встретились с Антоном, чтобы расспросить, зачем ему было открыто заявлять о себе «на весь мир», про белорусскую толерантность и их сладкий бизнес.

«Нина»: Зачем ты завел блог, позиционируя его «как первый открытый гей-блог» в Беларуси? Неужели не страшно было начинать делиться интимными подробностями из жизни на публику?

Антон Шелег: Мне по жизни всегда интересно было проверять: а что дальше? При этом я мало думаю о последствиях.

Я рассказал о себе открыто — и мне сразу стало проще жить. Вот мы идем, например, с парнем вдвоем по улице, конечно, мы не держимся за руки, но все равно во время наших прогулок было какое-то чувство тревоги. А теперь оно исчезло. Видимо, потому что я никого не обманываю. А как остальные будут жить с этой правдой — их лично социальная драма.

В блоге я вижу образовательную миссию. Показать, что геи, на самом деле, — это обычные люди, а не те, кто любит исключительно краситься, одеваться в розовое и разгуливать под радужным флагом.

Кто-то видит в моих постах пропаганду, но мне важно вывести людей на диалог, так что пусть обсуждают (правда, тех, кто переходит на оскорбления, я сразу отправляю в бан).

Кроме того, мне важно было расставить все точки над «i» в плане нашего кондитерского бизнеса. Есть же люди, которым может быть неприятно, что их свадебный торт приготовлен руками геев. Своей открытостью я сразу отсекаю клиентов, которым это может быть неприятно. Ведь, когда мы только начинали, было много вопросов и перешептываний типа: «Ого, мужчины-кондитеры. А как это? Они что, братья или друзья? Они живут вместе?»

Антон (справа) со своим парнем Денисом.

«Нина»: В Жодино, думаю, было еще больше перешептываний?

АШ: Да, по сравнению с небольшим городом, в Минске проще затеряться в толпе. У меня же не было такого, что я рос и постепенно осознал, что со мной что-то «не так». Это всегда было со мной, я таким родился. Я никак не афишировал это, был обычным школьником, не фриком, частью «серой» массы, но люди вокруг на интуитивном уровне поняли, что я не такой, как они.

В школе меня все время допекали насмешками, шутками, попытками остановить и дать в нос или зубы. Как-то на школьном футболе даже толкнули, и я разбил голову.

После таких вот случаев в меня вселился некий страх: я никогда не приходил на занятия заблаговременно, чтобы не столкнуться с кем-нибудь в коридоре, на переменах старался сидеть в классе, а в туалет выходил только во время урока. Конечно, это можно назвать трусостью, но таким образом я перестраховывался.

В 14 лет я признался в своей ориентации матери.

Все же начался подростковый период, первые попытки завести отношения с парнями через МТС-знакомства на телефоне. Мне не хотелось разрушать ложью наши с мамой теплые отношения. Мать отреагировала спокойно, сказала, что обо всем знала и ждала этого разговора. Думаю, так спокойно она восприняла все и потому, что в ней нет эгоизма: мы жили скромно, какое-то время пришлось ютиться вшестером в двухкомнатной квартире, поэтому она много работала на птицефабрике и думала, как решить жилищный вопрос. На какое бы то ни было выяснение отношений со мной у нее попросту не было времени. С отцом же они развелись, когда мне было 3 года.

Мама Антона.

Я старательно учился и мечтал, что поступлю в Минск, чтобы уехать из Жодино.

Посещал музыкальную школу по классу трубы и уже в 8-м классе играл в трех оркестрах: школьном, на предприятии «БелАЗ» и в Смолевичах. После занятий делал уроки и занимался музыкой.

В итоге я поступил в музыкальное училище имени Михаила Глинки. Затем — в Университет культуры.

Но там я задержался всего на полгода: программа народного отделения не оправдала моих ожиданий. Тем более, общежития мне не дали и надо было зарабатывать на квартиру. Поэтому я бросил учебу и стал работать в казино.

«Нина»: А как ты оказался в кондитерской сфере?

АШ: Спонтанно. Я, конечно, всегда любил готовить, но тортами занялся уже после того, как познакомился с Денисом. Свое первое образование он получил в Гомельском государственном колледже речного флота по специальности «повар-кок» и «пекарь».

Помню, мы отмечали день рождения знакомой, она заказала какой-то торт у частников. Денис его попробовал и уверенно заявил, что можно приготовить и лучше.

И мы действительно стали пытаться приготовить лучше. Чему-то меня научил Денис, позже я записался на кондитерские курсы. У нас получалось все качественнее, поэтому я бросил работу в казино и полностью занялся тем, что приносило нам обоим удовольствие.

«Нина»: А как ты, кстати, познакомился со своим парнем?

АШ: Я написал ему на сайте знакомств. Причем, на его странице даже чужая фотография стояла. Но меня зацепило именно описание. Там не было упоминаний про вес тела, рост, ничего банального о любви к кино, а был очень глубокий текст. Я уже не помню точно содержание, но тогда я сразу подумал, что мне бы было интересно с таким человеком встретиться и просто поговорить. И написал ему.

Мы сходили в кино, начали встречаться, и вот уже вместе шестой год.

Нас скрепила личная трагедия Дениса: когда мы познакомились, его мать болела раком, последняя стадия. Денису надо было уезжать в командировку в Китай, поэтому я ухаживал за ней, приносил еду. После ее смерти мы решили жить вместе.

«Нина»: Послушай, ты с подросткового возраста знакомился с потенциальными партнерами через интернет, а не было страшно, что на другом компьютере или телефоне отвечает тебе какой-нибудь жесткий гомофоб, который попытается встретиться с тобой только за тем, чтобы поучить жизни?

АШ: Я не такой человек, который может мгновенно согласиться на свидание. Прежде всего мне важно поговорить, понять, что это за персонаж. Потому-то я, по-видимому, и не фанат клубов и тематических вечеринок.

Лишь раз меня пытались шантажировать. Я долго вел переписку с парнем, бывало, очень откровенную. Вскоре он прислал мне скриншоты с требованием перевести ему около 150 долларов, иначе мои фотографии разлетятся по всей сети. Я сначала стрессовал, а потом решил: ну, пусть разлетаются, какая мне разница.

«Нина»: Ты за спокойный, размеренный образ жизни?

АШ: Да, я ограждаю себя от «показухи» и аморальности.

Часто я даже ощущаю себя гомофобом. Поясню, в каких ситуациях: когда ориентация из-за каких-то внутренних комплексов неуверенности в себе превращается в пошлую пропаганду с гей-парадами, с уклоном в садо-мазо, с манерностью и вызывающим поведением.

Мне это не нравится не потому, что я какая-то там «монашка». Просто я считаю, что в таких вещах нет смысла, они только разжигают ненависть.

«Нина»: Ты упоминал о стереотипах, связанных с восприятием геев, а какие из них больше всего тебя раздражают?

АШ: Один из мифов: если человек — гомосексуал, то он обязательно ведет аморальный образ жизни и является рассадником болезней, не способен любить и иметь длительные партнерские отношения. На самом деле, наша жизнь с Денисом никак не отличается от уклада жизни традиционных пар.

Денис каждое утро, перед уходом на работу (он солист Государственного камерного хора РБ), готовит из свежевыжатого лимонного сока и имбиря лимонад, заправляет кофе-машину, чтобы, когда я проснусь, мне осталось только нажать «Включить». Каждое воскресенье мы ходим в церковь и поем в хоре. У нас совместный бизнес и бренд.

Вот такие шедевры создают Антон и Денис.

Кроме того, многие считают геев манерными, всегда с макияжем, в розовой одежде. И обязательно, творческими и талантливыми. Это все смешно.

«Нина»: А вы каким-то образом распределяете обязанности в семье?

АШ: У нас нет строгого разделения. Я немного ленюсь, когда дело касается уборки, а Денис даже здесь — перфекционист, поэтому у него такие вещи получаются образцово.

У нас в плане отношений полное равноправие. Нет такого, что один доминирует. Мы оба все время состязаемся за лидерство.

«Нина»: Ты упомянул про церковь. В минувшие выходные православные отмечали Пасху, на время которой пришелся и квир-фестиваль «Dotyk». Православные активисты на это совпадение отреагировали весьма радикально, объявив, что гей-вечеринки во время религиозного праздника — это «грех». Да и сами геи с лесбиянками — «зло с Запада». Как вы, верующие, реагируете на такие высказывания?

АШ: На мой взгляд, подобные реакции свидетельствуют уже не просто о религиозности людей, а о каком-то фанатизме. Твои грехи — это твои грехи, какими бы они ни были. Бог всем судья. Никто не имеет права изгонять тебя из церкви за взгляды.

Но каждый трактует Библию так, как ему удобно и как ему нравится. И меня поражает негатив таких православных активистов: вы же должны любить ближнего, как самого себя, что же вы сами нарушаете весь смысл заповедей?

«Нина»: Какие планы у вас на дальнейший бизнес?

АШ: Приближается лето — свадебный сезон. Будем активно выпекать торты. Недавно я вернулся с очередных кондитерских курсов, в мае на такие поедет и Денис. Пока что мы готовим все дома, но мечтаем про собственную студию и цех в «Горизонте».

Бизнес — это наркотик. Если ты однажды начал им заниматься, то уже не сможешь остановиться, поэтому не исключаю, что через какое-то время нам удастся открыть и новую кофейню. Ну и, само собой, я буду продолжать развивать свой блог.

Беседовала Катерина Карпицкая, фото из архивов героев

Каментары
Minsker / Ответить 10.04.2018 / 07:49

#LoveWins

55
123... / Ответить 10.04.2018 / 08:14

Удачи Вам ребята!

73
Stary_los' / Ответить 10.04.2018 / 08:20

Спасибо!

51
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні