Проект газеты
Накипело Феминистка против того, чтобы несведущие христианские активистки проводили предабортные консультации208
23.11.2017 / 17:10

Претензии Юлии Шаровой адресованы Центру поддержки семьи и материнства «Матуля». Кто разрешил волонтерам организации консультировать решившихся на аборт женщин и в принципе предлагать психологическую помощь, пытается разобраться Шарова. Напомним, в 2015 году консультации у психолога стали обязательными для всех тех, кто решил делать аборт.

Имеют ли волонтеры необходимые знания и опыт? Не заставляют ли активистки-пролайферши (так принято называть противников абортов; от англ. pro-life — «за жизнь») таких женщин отказаться от аборта, оказывая на них психологическое давление? Такие вопросы задает минчанка Юлия Шарова.

Она занимает как раз таки противоположную позицию, разделяя ценности прочойсеров. Так принято называть тех, кто выступает за права женщин самостоятельно решать, делать ли им аборт; от англ. pro-choice — «за выбор».

Юлия сама год тому назад окончила факультет психологии.

«Мне и раньше говорили о православных психологах, которые консультируют женщин перед абортом. Я тогда не обратила на это внимание, так как психолог может иметь какие угодно убеждения. Но если это психолог-консультант, то перед тем как оказывать помощь, он обязан предупредить, что у него конкретные взгляды на жизнь, что внутренне он может не соглашаться, однако готов выслушать. Я сдавала предмет «Психологическое консультирование» и знаю, что психолог-консультант ни в коем случае не должен делиться собственным опытом, навязывать свое мнение и, тем более, давить на человека, чтобы склонить его к принятию того или иного решения. Это своего рода аксиома, моральный кодекс психолога-консультанта. И если он его нарушает, должен положить диплом на стол», — считает Юлия.

Почему про «Матулю» заговорили сейчас

Руководитель «Матули» Вера Сердюк попросила на странице в фейсбуке помочь организации приобрести муляжи эмбрионов, чтобы психологи могли давать их подержать тем беременным женщинам, которые решились на аборт. Если они видят, что их плод — это «не сгусток клеток, а реальный человечек», многие принимают решение рожать. Вера Сердюк в сообщении отмечала, что восемь психологов их организации работают в 12 женских консультациях Минска.

«Меня, как человека, который имеет профильное образование, это возмутило, — объясняет Юлия. — Как можно так давить на клиента? А вдруг у женщины тяжелая жизненная ситуация и аборт — это единственный рациональный выход, который она может выбрать?

Кроме того, эти муляжи не выглядят как натуральные эмбрионы. На муляжах — мимимишные розовые деточки. Но если мы погуглим, как выглядит эмбрион на пятой-шестой неделе, то увидим, что это абсолютно не мимимишный головастик, не похож он на человека. То есть идет сильное психологическое давление, и у меня, естественно, возник вопрос к компетенции психологов».

Муляж эмбриона и фото эмбриона на шестой неделе. Фото dewald.livejournal.com, beremennuyu.ru.

* * *

Читайте также:

В Логойской районной больнице все врачи отказались делать аборты

* * *

Как появилась «Матуля»

Организация начала свою деятельность в сентябре 2008 г. при миссионерском приходе столичного храма святителя Николая Японского Минской Епархии Белорусской православной церкви как Центр поддержки семьи и материнства.

В 2012-м «Матуля» стала действовать уже как местное общественное благотворительное объединение, цель которого — «организация работы по предупреждению абортов и распространение идеала здоровой многодетной семьи», сообщается на сайте организации.

Чем в действительности занимается «Матуля»? Помощью женщинам в ситуации кризисной беременности, предабортным консультированием, подготовкой волонтеров-консультантов по предабортному консультированию, пропагандой традиционных семейных ценностей и профилактикой абортов среди подростков, а также привлечением к этому медиков и специалистов из сферы образования.

Отмечается, что у организации нет своего помещения. Рабочие встречи проходят либо в храме, либо на квартире у волонтеров, либо в арендованном под конкретные занятия помещении.

В разделе «Наша команда» размещена информация о 14 членах организации. Муж Веры Сердюк Павел — духовник центра. Вместе они растят пятерых детей. Сама Вера окончила Белорусский государственный университет культуры и искусства (БГУКиИ), она магистр гуманитарных наук. О четверых написано, что они психологи, двое — юристы, один — врач, еще один — выпускник БГУКиИ.

Об уровне образования и деятельности других членов команды сведений не приводится, хотя среди них одна женщина указана как волонтер, занимающийся предабортным консультированием в минской поликлинике №37.

«В уставе «Матули» не указано, что организация оказывает психологическую помощь [упоминается только «осуществление благотворительной деятельности, оказание материальной, социальной и другой необходимой помощи семьям, помощи в сопровождении беременности, родов и послеродового периода». — «НН»]. Тогда как психологическая помощь в Беларуси — уже семь лет как лицензированный вид деятельности», — отмечает Юлия Шарова.

Для того, чтобы получить такую лицензию, нужно иметь профильное высшее образование, а также стаж работы в области практической психологии не менее 3 лет.

На что ориентируется «Матуля» в своей деятельности

«На сайте «Матули» доступна, например, методичка, взятая с российского ресурса. Автор — российский психолог Оксана Куценко, которая занимается профилактикой или даже борьбой с абортами. Куценко расписала, с чем следует идти к чиновникам, что им говорить, как втереться в доверие к руководству женской консультации, что делать, чтобы вас не заподозрили в радикальном пролайферстве: не надевать платок, не показывать, что вы православная, но не открещиваться от своих единомышленников», — говорит Юлия.

Фото help-alco.ru.

«Фактически в Центре «Матуля» борются не только против абортов, но еще и против контрацепции и ЭКО, — возмущается Юлия. — Их не устраивает, что в женских консультациях не пропагандируется естественный контроль, так называемые календарики овуляции. Мол, давайте не будем использовать контрацепцию, а будем использовать природные естественные методы регулирования беременности. Но хорошо известно, что эти методы более-менее работают только на абсолютно здоровых женщинах, у которых нет никаких гормональных колебаний, а таких женщин сегодня немного. ЭКО не нравится «Матуле», потому что при этом погибает часть эмбрионов».

«Пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание», — утверждается в цитате из социальной концепции РПЦ по проблемам биоэтики, размещенной на сайте «Матули» в качестве официального документа.

«Действительно, «Матуля» помогает одеждой, памперсами, но если бы они делали доброе дело и при этом не использовали психологических методов давления, не боролись с контрацепцией, я бы им спасибо сказала, — добавляет Юлия Шарова. — А так — это меня возмущает».

Фото fonar.tv.

Минюст: «Матуля» четыре года не предоставляет сведений об организации в свой регистрационный орган

Запрос относительно «Матули» Юлия Шарова направила в Министерство юстиции. Официальный ответ подтверждает, что претензии небезосновательны.

В письме отмечается, что последние четыре года «Матуля» не предоставляет в главное управление юстиции Мингорисполкома никакой информации о себе, чем нарушает законодательство. За это организации могут вынести предупреждение или даже ее закрыть.

Кроме того, в ответе говорится, что у Минюст не имеет сведений о выдаче «Матуле» лицензии на оказание психологической помощи. Чиновники объясняют, что оказывать бесплатную психологическую помощь общественные объединения могут и без лицензии. Однако профильное высшее образование для этого все равно обязательно. Но, как признает Минюст, он не располагает информацией, сколько членов «Матули» соответствуют этим требованиям.

Кстати, на своем сайте «Матуля» опубликовала отчет по итогам деятельности в 2016 году. В нем указывается, что «семь психологов центра на волонтерских началах осуществляют консультации в женских консультациях поликлиник Минска № 6, 32, 37, 38, 39 и женской консультации №4 при 1-й клинической больнице. Кроме того, через телефоны доверия организации идет поток женщин на консультирование из 20 учреждений здравоохранения.

За январь—август 2016 года психологи-волонтеры центра провели 360 консультаций. Минимум 32 женщины сохранили беременность (что составляет 8,9%). Более 50 консультаций проведено по проблемам постабортного синдрома, послеродовых депрессий, проблем брака, других психологических проблем».

Мы связались с заведующей женской консультации №4 при 1-й клинической больнице Еленой Лабецкой. Она подтвердила, что действительно предабортное консультирование у них проводит волонтер центра «Матуля», однако, с разрешения Комитета здравоохранения Мингорисполкома. По словам заведующей, волонтер имеет необходимое образование и диплом. Предабортные консультации представитель «Матули» обычно проводит с женщинами наедине, но при необходимости может присутствовать и врач.

Следует отметить, что в предыдущих интервью руководитель «Матули» Вера Сердюк отрицала, что их волонтеры напрямую отговаривают женщин от абортов.

«Российские пролайферы говорят, что аборты — это безбожие и беззаконие. Я выступаю за то, чтобы совместно с этими мерами по сокращению количества абортов создавалась какая-то подушка безопасности для женщин, находящихся в ситуации незапланированной беременности, чтобы материнство не стало для них трагичным. Наша организация не протестная. Мы не ходим на митинги и сознательно отказываемся от распространения этих жутких увеличенных фотографий с абортированными детьми. Спасать ребенка за счет матери тоже неправильно, надо и маме помочь, и тогда она, возможно, увидит, какое это на самом деле счастье», — объясняла она позицию своей организации изданию The Village.

«Худшей травмы, чем само убийство ребенка, не может и быть, и женщина, благодаря консультированию, имеет возможность оценить свои ресурсы. Ведь консультант не уговаривал женщину родить, он должен с ней выяснить истинные причины, почему она идет на этот шаг, она должна их увидеть, и посмотреть, какие у нее есть ресурсы в этой жизни, чтобы принять решение все-таки родить ребенка.

Это больше работа тренера, а не манипулятора, как обвиняют психологов предабортного консультирования. И хотелось бы еще обратить внимание на тот момент, что общество никогда не придет к мысли, что аборты — это зло, пока они будут разрешены», — говорила Вера Сердюк в программе Радио «Свабода».

* * *

Читайте также:

В Беларуси 19% беременностей завершается абортами, в России — 30%, в Литве — 13%

* * *

Что о ситуации думают другие

Ирина Альховка, глава организации «Гендерные перспективы»:

«Мне кажется, вообще проблема в том, что в предабортном консультировании принимают участие представители религиозной организации. «Матуля» так или иначе ассоциирована с Православной церковью. Была бы на их месте католическая организация или любая другая, у меня было бы такое же мнение. Я считаю, что предабортным консультированием должны заниматься гражданские службы, не ассоциированные ни с какой религиозной, политической или иной организацией. Должны быть люди, которые занимаются проблемой профессионально. Я уважаю ценности верующих, это их дело и их ответственность. Но они приносят эти ценности в государственную клинику, которая должна быть нейтральной, а не предвзятой».

Дмитрий Салошкин, врач-реаниматолог:

«Каждая женщина, которая собирается сделать аборт, имеет право сама выбирать, с кем консультироваться. Захочет — откажется от консультации, захочет — не откажется. Возможно, иногда действительно приходят на аборт женщины, которые не чувствуют поддержки. Возможно, для таких женщин, которые колеблются, боятся негативной реакции со стороны социума, очень хорошо, что есть кто-то, готовый их поддержать. В том числе и люди, которые убеждают женщину в необходимости сохранить ребенка. Волонтеры же не работают как обычные психологи за деньги. Я думаю, что они представляются, говорят, из какой они организации. Они имеют те же самые права на встречу с женщинами, что и прочойсеры, и другие активисты, которые почему-то считают свои права важнее права других. Я считаю, что должны быть все».

Мы направляли, по просьбе Веры Сердюк, в письменной форме вопросы к ее организации еще до того, как поступил официальный ответ из Министерства юстиции, однако ответа на них из ее Центра так и не получили.

Настасья Ровдо

Каментары
Туш / Ответить 23.11.2017 / 16:03

У Польшчы ўвогуле аборты забаронены акрамя зусім цяжкіх выпадкаў, таму накіраваць гэтых феміністак у Польшчу. Хай там марнуюць сваё жыццё на забарону абортаў. Беларуская нацыя і так вымірае, пенсіянераў ўсё больш, маладых менш, колькасць людзей змяншаецца, нас ужо не 10, а 9,5 млн. Самае простае ў жыцці - наехаць на дактароў, якія хочуць даць жанчыне час падумаць і не спяшацца. Ёсць людзі. якія займаюцца вытворчасцю тавараў, мастацтвам, музыкай, паслугамі, пазітыўным трудом карацей. А ёсць людзі, якія змагаюцца з чужымі дзецьмі - прачойсеры (даў жа Бог славечка). Нейкая нават агіда пасля прачытання.

135
Павел / Ответить 23.11.2017 / 16:05

Юля - молодец! Поддерживаю.

103
Сон / Ответить 23.11.2017 / 16:05

Современный феминизм -- тоталитарная, человеконенавистническая, разрушительная идеология и практика. Это экстремизм, который должен быть запрещён законодательно наравне с нацизмом и коммунизмом.

141
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні