Проект портала
Истории Почему белоруски решаются на домашние роды? Истории четырех мам66
07.09.2017 / 11:18

30 августа в Витебске начался судебный процесс над матерью, младенец которой умер во время домашних родов в Витебске.

Судить обвиняемую Ольгу Степанову, несмотря на ее протест, решили в закрытом режиме. 31-летняя жительница Санкт-Петербурга вряд ли ожидала, что ее желание родить второго ребенка у матери дома закончится таким образом. После недели заседаний в суде Железнодорожного района города Витебска ей вынесли приговор: 6 месяцев в колонии-поселении. Ее освободили в зале суда, так как время, проведенное в СИЗО, зачислено в срок отбывания наказания.

Согласно белорусскому законодательству (ч. 1 ст. 144 УК Беларуси: причинение смерти по неосторожности), женщине грозили исправительные работы на срок до 2 лет, или ограничение свободы до 3 лет, или лишение свободы на тот же срок.

Ольга с первой дочерью и мужем, семейный архив.

В интернете неравнодушные граждане еще до оглашения приговора создали петицию с призывом выпустить Ольгу из-под стражи и оправдать. Ее подписали тысячи человек.

Никто не может запретить белоруске рожать дома, однако легальными считаются роды только в государственных роддомах. Другие варианты Минздрав считает преступлением: об этом, например, не раз высказывался министр здравоохранения Валерий Мурашко.

Чтобы получить свидетельство о рождении нового члена семьи, матери, что все же родила дома (случайно или намеренно), приходится подтверждать этот факт в суде.

Несмотря на такие трудности и негативное отношение официальной медицины и большинства граждан к домашним родам, много белорусок избирают для своих будущих детей именно такой вариант появления на свет.

Мы предложили матерям, которые имели такой опыт, объяснить свой выбор, не дожидаясь, что читательниц «НН», желающих высказаться, будет так много: телефон корреспондента разрывался от звонков.

Часть женщин согласилась поделиться своей позицией открыто, некоторые - анонимно: все они сейчас напуганы громким судебным процессом над Ольгой.

История Виктории Смирновой (32 года)

Своего первенца я рожала в минском роддоме №1 в 2008 году. Мне было 23 года, я свято верила в то, что врачи, как и учителя, например, - это очень умные, самые лучшие люди. Конечно, я не могла не доверять специалистам. Мы договорились на партнерские роды, прошли с мужем курсы подготовки, но в итоге в родильный зал его не пустили: на соседнем столе зашивали другую женщину. Зато во время родов вокруг меня собирались около 20 чужих людей - студентов, среди них были мужчины.

Мы приехали в больницу слишком рано. Чтобы стимулировать родовую деятельность, меня закололи окситоцином - поставили три капельницы, от которых я чувствовала адскую боль в форме одной схватки в течение четырех часов. Я культурный человек, но в тот момент грызла подушку и ругалась под нос.

После того, как родила, из-за препарата у меня началось сильное кровотечение матки, я потеряла литр крови. У малыша же на голове проявилась большая шишка - в ту смену шишки каким-то образом получили все новорожденные.

Моя главная претензия к медперсоналу - то, что они могут позволить себе любые действия, не всегда нужные, руководствуясь тем, что в больнице можно быстро исправить все ошибки. Я уже молчу о хамстве и высказываниях типа: «Делать ребенка было приятно, то и сейчас потерпи», «Плохо будешь тужиться - родишь овощ» и так далее.

Длительное время я сама была лютым противником домашних родов, даже ругалась с матерями, которые на них решались, на специальных форумах: «Вы что? У меня так тяжело прошли роды, но под рукой хотя бы была реанимация и современное оборудование, а вы - ненормальные». Потом я пообщалась с некоторыми такими женщинами вживую, увидела, что они не какие-то там сектантки, которые съедают плаценту после родов, а образованные врачи, юристы…

Кроме этого, я начала читать литературу с альтернативным подходом к этому процессу: французского акушера Мишеля Адена, который популяризирует мысль о том, что акушерка вообще не должна вмешиваться в дело, пока ее помощь не понадобится, Грэнтли Дик-Рид, Ирину Мартынову… Для себя я решила, что второго ребенка буду рожать дома. Я занималась йогой, готовила свое тело. На всякий случай договорилась с медперсоналом роддома, что в любой момент могу туда приехать. Я нашла отличную домашнюю акушерку с образованием и большим опытом, которая ухаживала за мной во время беременности, родов и после.

Помню, что воды у меня отошли неожиданно (до этого были схватки, но совсем слабые). Я сразу позвонила акушерке - она приехала через 10 минут, но за такой короткий отрезок времени я успела родить. Вспомнила в тот момент все, чему меня учили, правильно дышала и почти не тужилась: дочь «вышла» легко и спокойно, хотя я все время ждала ту боль, которая была мне известна из роддома. Рожала я в ванне, в лежачей позе. Пуповину перерезала акушерка, она же приняла плаценту - это то, чего я больше всего боялась. Акушерка вела себя со мной, как с родной дочерью - это не идет ни в какое сравнение с тем, что происходило в больнице.

О пополнении в семье мы сообщили педиатру на пятые сутки: она была в ужасе. На следующий же день к нам пожаловали органы соцзащиты, опеки, главный врач поликлиники. Потом был суд по определению факта рождения, ибо только так домашние детки получают удостоверение. Наш суд тянулся неожиданно долго - четыре месяца, в его рамках мне пришлось подтверждать факт беременности у гинеколога, делать генетическую экспертизу по установлению материнства. Вопрос решился только через председателя суда.

Несмотря на все эти проблемы, я ни о чем не жалею. Если будет третий ребенок — сделаю так же. Для моей девочки нужно было, чтобы она появилась на свет именно так: без стрессов, в покое, с моим вниманием.

Кроме того, я чувствую свою силу как мать, этот опыт обогатил наши отношения с дочерью: на нас никто не кричал, не командовал, не влезал в мое тело, когда это не нужно, никто у меня сразу же не забрал девочку … Мы сделали все сами.

История Марии В. (36 лет)

Третьего ребенка я, можно сказать, была вынуждена рожать дома. Почему? Потому что и в первый, и во второй раз я столкнулась с проблемами в роддомах.

К родам первенца готовилась тщательно, хотя и была полностью здоровой будущей матерью: врача искала по рекомендациям знакомых. Заказала платную палату в роддоме №2 и даже на лапу там еще много кому дала - короче, перастраховывалась. Но что-то пошло не так, и мои роды закончились кесаревым, а на матке остался рубец.

С такими последствиями для здоровья мне, беременной второй раз, так я теперь считаю, нельзя было колоть окситоцин, начинать с прокола пузыря, тем более был договор на естественные роды, однако все это делали, чтобы потом снова меня спасать.

Именно поэтому, когда я забеременела в третий раз, у меня было несколько вариантов развития событий: ехать за границу или рожать дома. Идти в роддом я не хотела, это было рискованно. Матери, которые рожают там, будут со мной спорить, но я видела, что в моей ситуации я права.

Мое решение полностью поддержали родственники и муж, тем более, что его двоюродный племянник во время родов получил инвалидность именно из-за ошибки врачей. Более того, деревенский педиатр позитивно отреагировала на эту идею. В нашей деревне я не первая мать, которая рожает таким способом.

Мы наняли акушерку, услуги которой обошлись в 500 долларов. На крайний случай, мы были готовы ехать в реанимацию: во дворе ждала машина с водителем - короче, я не строила из себя героя. До родов обследовалась в платном медцентре: знала, что у меня хорошие анализы, и плод развивается здоровый.

Сами роды прошли прекрасно. О них даже нечего рассказать: рожала - родила. А вот об ужасах и негативных эмоциях из роддома я могу рассказывать вечно.

Что меня растрогало - так это внимание и подготовленность моей акушерки: если тебя одевают в качественный урологический памперс, а не в какие-то тряпки, когда тебя поддерживают на каждом шагу, когда тебе приносят напиток с трубочкой, хотя дома у нас их не было … Я рассказываю о таких мелочах, чтобы вы понимали, как можно заботиться о родах, и это должно быть нормой. Короче, я почувствовала себя королевой процесса, а не инкубатором для ребенка или частью конвейера.

Многие люди думают, что у домашних акушерок нет никаких инструментов, но у нашей был и портативный прибор для КТГ, и первоначальный набор для реанимации.

После нас, конечно, ожидал судебный процесс. Свидетельство малому отдали только через два месяца. Но в идеале должно быть так, чтобы каждая женщина могла выбрать себе того гинеколога или акушерку, которые будут с ней на связи 24 часа в сутки, чтобы она официально выплачивала специалистам деньги, а они в любой момент могли принять роды в роддоме или дома.

История Дарьи Лукиной (38 лет)

В нашей семье растет двое сыновей - Дамиан и Себастьян. У них большая разница в возрасте - 16 лет. Первого я рожала в роддоме: в 21 год и мысли не было, что существуют какие-то альтернативы, я просто действовала по стандартной схеме. Второй же ребенок был долгожданным, забеременеть удалось не с первой попытки, поэтому я решила подойти к будущим родам ответственно и сознательно.

Я искала хорошую роддом в Минске, требований было не так много: специалисты, с которыми можно было бы познакомиться заранее, плюс я не хотела, чтобы роды стимулировали, просила, чтобы не сразу перерезали пуповину и не забирали ребенка очень быстро. Нигде мне не сказали, что смогут выполнить все эти просьбы.

Был вариант поехать в Вильнюс: мы консультировались там, и врачи были готовы выполнить любой наш сценарий. Однако мы подсчитали, что все может обойтись слишком дорого в денежном эквиваленте. Поэтому пришли к выводу, что домашние роды — оптимальный вариант. Нашли на родине акушерку, которая вела последние недели беременности, а потом делала осмотры младенца.

В женской консультации о своем решении я никому не сказала, хотя и нахожусь в хороших отношениях с участковым гинекологом: она вела мою беременность, а я ответственно выполняла все предписания. Однако как работник государственной системы она бы меня не поддержала, отговаривала бы и так далее, именно поэтому я промолчала.

Акушерку я позвала только когда начались схватки. Роды легкими не были. Я считаю, что вообще их легких не бывает, так как это всегда испытание. Был один момент, когда мне показалось, что без акушерки я бы не смогла: малыш был очень большой, и я боялась, что не смогу его «вытужить». Помогло то, что моя помощница меня всячески поддерживала, подбадривала: конкретно демонстрировала необходимые позы, как правильно тужиться и так далее.

Чтобы суд прошел легко, нам пришлось соврать, что мы не успели доехать до роддома. Однако мне очень хочется, чтобы такого не было. Чтобы не прятались ни мы, ни акушерки.

Лучше бы государство поддержало наше желание, так много матерей хотят рожать дома: сделала бы более доступной скорую помощь, чтобы на случай каких-то неожиданностей, можно было бы сразу вызвать бригаду реанимации.

С другой стороны, если бы я нашла хороший вариант в роддомах, может, и нет рожала бы дома. Но, к сожалению, все то, что там сегодня происходит, работает по правилам, которые писали не женщины, да и не соответствует принципам естественных родов, к которым стремится каждая будущая мать со здравым смыслом.

История Ольги Б. (40 лет)

У нас многодетная семья: 5 детей. Первого и второго я рожала в областном роддоме, а троих следующих - дома, потому что на своем опыте увидела, что наши роддома представляют из себя набор бессмысленных действий и процедур, за которыми исчезают собственно главные лица - мать и дитя.

Мы - просто объекты устаревших протоколов и привычек медперсонала, иногда просто бессмысленных и даже опасных: стимуляция, прокол пузыря без разрешения, окситоцин без объяснений…

В родильном доме не видят в роженице полноправного человека, который в состоянии принимать решения и имеет право получать исчерпывающую информацию о том, что происходит.

Вторые роды у меня были стремительными: мы едва успели вызвать скорую помощь и влететь в приемное отделение. Начались схватки, я почти падала на четвереньки. Муж помог мне раздеться, накинуть рубашку, и меня дотащили до родильной комнаты. И что вы думаете? Пока я находилась в таком состоянии, акушерка разложила свои бумаги на соседнем столе и начала меня опрашивать: место работы, должность …

Очень напрягает, что у нас до сих пор проблемно провести партнерские роды, даже по оплаченному контракту, так как может не найтись свободных палат. На курсах партнерских родов областного роддома очень сладко об этом поют, а на самом деле - как повезет. Заведующий отделением сам искренне просил меня не брать на роды мужа.

Когда родилась дочь, никто не ждал, пока отпульсирует пуповина, пока отойдет плацента, девочку сразу забрали и даже не положили на живот.

Давно уже доказано, что стресс - антагонист родов. Чем больше женщина напряжена, тем дольше и труднее будут они проходить. Поэтому я всегда ставлю в приоритет интересы и чувства роженицы. Кому-то спокойнее в домашних условиях, кому-то в роддоме. У женщины должен быть выбор.

Мои старшие дети родились с родовыми травмами и весили меньше младших. Проблемы были и у меня: сильное кровотечение, тяжелое восстановление и постродовая депрессия. Младшие же «выскочили» легко, хотя и весили 4—5 кг. Никаких проблем ни у меня, ни у них со здоровьем, физическим и моральным, не было.

Дома я рожала, стоя на четвереньках. В общем, у каждой женщины есть своя удобная родовая поза, в роддоме же тебя, чаще всего, кладут в лежачее положение. Один из самых существенных плюсов домашних родов в том, что ребенок сразу знакомиться с домашней микрофлорой. Даже врачи признают, что нет ничего хуже больничных инфекций. Мы считаем, что большинство осложнений, которыми пугают мам, рожающих дома, случаются именно от больничной атмосферы.

Основные сложности после домашних родов - только процессуальные. То есть — как можно скорее после родов (вместо того, чтобы лежать, восстанавливаться и «вылизывать» ребенка) бегать по городу, собирать справки, чтобы подать документы в суд, а потом устанавливать факт беременности и самих родов.

Выбирать, как и где рожать — это право женщины. Она и только она выбирает лучшие условия для себя и своего ребенка. А чтобы мы не боялись приходить в роддома, реорганизовывайте их.

Беседовала Катерина Карпицкая, фото из архивов героинь

Каментары
Гаспадыня / Ответить 02.09.2017 / 13:10

/Каб стымуляваць родавую дзейнасць, мяне закалолі аксітацынам — паставілі тры кропельніцы, ад якіх я адчувала пякельны боль у форме адной схваткі на працягу чатырох гадзін. З-за прэпарату ў мяне пачаўся моцны крывацёк маткі, я згубіла літр крыві. У малыша ж на галаве выявіўся вялікі гуз — у тую змену шышкі нейкім чынам атрымалі ўсе нованароджаныя/ Гэта катаванні.

4
Юры з-пад Дворышча / Ответить 02.09.2017 / 13:22

Пф, я думаў, яны тут пачнуць распавядаць пра тое, як гэта яднае сям'ю, робіць дом раднейшым, вось гэта вось усё - а яны проста з-за няўдалага досьведу ў дзяржаўных лякарнях саскочылі ў цемру. Мамкі, а калі Вам стаматолаг дрэнны трапляецца, Вы што робіце - перастаеце зубы лячыць, ці ў наступны раз ідзеце ў іншую клініку ? Самая брудная радзільня з самым хамскім персаналам усё роўна бясьпечнейшая за хатнія роды. Хочацца, каб медсёстры кветкі дорылі - яджайце ў Літву тую ж, плаціце там бабосы, і будзе ўсё ружова і міла.

72
хамса / Ответить 02.09.2017 / 13:39

Рэд. не друкуйце.. ды вы і не надрукуеце) у мяне асабліва цікавы выпадак.. улічваючы, што свякроў акушэрка-гінеколаг, а свёкар псіхіятр (прычым галоўны псіхіятр Мінска некалі быў)) але я (мы)) абыйшлі іх усіх
але пра высновы са свайго так бы мовіць вопыту раскажу відаць толькі гобу) сам насам.. і то
падумаю, ці расказваць

8
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні