Проект портала
Истории
14.12.2020 / 08:44
Беседа с дизайнером, которая создает самые сильные протестные плакаты — но на сутки попала за подаренные пенсионерам цветы

Наталью Жукову вы могли встретить на мирных демонстрациях — она сразу выделялась из толпы благодаря своим ярким образам и метким политическим плакатам, которые разрабатывала сама. В 2020 году милиция интересовалась ей трижды — последний раз, когда они с мужем приехали раздать цветы пенсионерам на марше мудрости. Ценой этих цветов стали 12 суток на Окрестина и в Барановичах. После выхода ее ждали новые повестки, и девушка решила не рисковать: пока семья уехала в Киев.

В интервью Наталья рассказала, почему именно в 2020 году впервые никуда не хотела уезжать из Беларуси, и поделилась историями создания своих самых популярных протестных плакатов.

Наталья с ироничным плакатом на тему забастовок.

Наталья родом из Крупок, училась на маркетолога, но впоследствии дополнительно освоила для себя профессию UX-дизайнера. Сегодня это ее основная работа.

Девушка рассказывает, что к 2020-му почти не была связана с активизмом. Если не считать участие в одном из чернобыльских шляхов в студенческие годы.

— Тогда я не воспринимала политику и экологию как одно целое, для меня это были отдельные вещи. Считала, что их нельзя было смешивать. Я выходила против новых АЭС и меня даже раздражало, что параллельно в толпе шли люди с бело-красно-белыми флагами и лозунгами « Лукашенко, уходи!»

Участие в политических демонстрациях меня не интересовало, так как после разгона палаточного лагеря в 2006 году я будто потеряла надежду на какие-то перемены. Не было критической массы населения, чтобы что-то изменить. Поэтому мы просто выстраивали свою жизнь так, чтобы наименее взаимодействовать с государством: если медицина, то частная, курсы — тоже. И я давно решила, что не хочу растить детей в этой стране, потому что они были бы успешными в материальном плане только в одном случае: если бы пошли в IT-сферу. Мне же хотелось, чтобы они могли выбрать любую профессию по душе: например, стать сантехником и при этом чувствовать себя комфортно. Именно поэтому последние несколько лет мы думали о переезде и работе в другой точке мира.

Изменилось все как раз в 2020 году. Причем началось с пандемии. Наталья говорит, что здесь она ясно почувствовала, как сильно и непосредственно политика влияет на их жизнь. И скрыться от решений и нерешений государства в случае с коронавирусом уже было невозможно.

— Из-за пандемии, точнее, отсутствия шагов государства с ее решением, здесь стало опасно жить. Параллельно начался милицейское произвол. Посадили Виктора Бабарико как сильного конкурента Лукашенко — и мы вышли на улицу.

Но наиболее сильно на нас подействовало задержание блогера Игоря Лосика. Тогда я поняла, что могут прийти к любому, не только к кандидатам, вступившим в прямое сопротивление с властью. Задержание Игоря стало для меня той точкой, после которой я решила: надо что-то делать, иначе придут и за мной за выражение мнения, и за другими.

При том, что в августе мы узнали, что скоро получим рабочую визу в США, все равно невозможно было уехать и пить где-то вино, если здесь убивали и избивали людей.

Наталья как дизайнер и художник быстро нашла себя в высказываниях на протестных майках и политических плакатах.

— На самом деле, первый свой плакат с милиционером, который тянется к звездочкам, я сделала еще в 2019 году. Тогда я была впечатлена событиями в России: я встретилась с подругой-журналисткой из Сыктывкара, и она подробно рассказала, как местных активистов сажают по наркотической статье — подбрасывая наркотики. Когда у нас начались первые пикеты, муж попросил сделать себе майку с тем изображением. А я нарисовала себе новый дизайн в подобном стиле — с тремя омоновцами и надписью «Все животные равны». После меня поперла - и я продолжала делать и делать актуальные принты. Только у одной меня с ними штук 15 разных маек. Для меня тогда это было одним из способов безопаснее высказать свое мнение: с плакатом в руках меня бы задержали точно, а так — вероятность меньше.

 

Тот самый дебютный политический плакат

Правда, как раз в одной из маек Наталью первый раз и задержали: это случилось в день подачи ходатайств об изменении меры содержания для политзаключенных Виктора и Эдуарда Бабарико. Тогда задержали более 30 человек. Большую часть людей, включая Наталью, отпустили без протокола после пяти часов в РУВД.

- Я была в майке с надписью «Цена быть человеком — статьи 23.34 и 24.4». Омоновцы, по ходу, не поняли ее смысл. А вот в РУВД уже дизайн оценили: улыбались и говорили, что майка у меня прикольная.

 

Многие из плакатов авторства Натальи стали действительно народными — белорусы печатали их себе на мирные акции. Особенно всем пришлись по душе сюжеты с Ермошиной и серия плакатов о разных профессиях.

А вот этот плакат — любимый для самой Натальи: «Это был крик души после того, как наш друг побывал на Окрестина 11 августа». Кстати, часть работ дизайнера выставлялись в этом году на «Осеннем салоне « во Дворце искусств.

Следующий раз интерес милиция проявила к Наталье за фотографии с ней, попавшие в различные СМИ: участковый пришел к ней домой. Правда, ушел ни с чем: сам согласился с тем, что ничего криминального Наталья на снимке не делает — просто стоит на улице с цветком.

 

То самое фото в СМИ, заинтересовавшее участкового.

Первый же суд и сутки настигли ее с мужем после безобидной раздачи цветов пенсионерам. Наташа почти с первого же марша пожилых людей поддерживала их таким образом. 

- Бабушки и дедушки уже запомнили меня. Я приезжала на пару минут подарить им цветы. Пока было безопасно, могла задержаться, чтобы пообщаться с ними, пообниматься. На последних маршах они уже специально окружали меня, чтобы я не попала на камеры, старались провести. Они провели меня и на последнем для меня марше, но задержала нас уже ГАИ, когда мы с мужем ехали в машине. 

В РОВД милиционеры не упускали возможности отметить, что задержанная девушка выглядит «как бомжара».

— Один из них сказал, что если я так плохо выгляжу и посещаю места, где меня могут задержать, то у меня проблемы с психикой. Конечно, все базовые права были нарушены: не давали никому позвонить, даже адвокату. Меня не опросили, не составили протокол. Милиционерам, как мне показалось, вообще было непонятно, зачем кому-то за просто так дарить цветы. Их картина мира такого не предусматривает. И когда мне присудили 12 суток, хотя бы понимала: да, я побыла пару минут на марше с пенсионерами. Муж же пострадал только за то, что привез меня.

Большую часть дней Наталья провела в СИЗО в Барановичах. Отмечает, что для человека, который все детство провел в лагерях и палатках, там ничего сверхшокирующего.

— Это будто плохой пионерлагерь. Да, конечно, было дискомфортно, что ночью не выключали свет, что мне не отдавали письма, которые, как я узнала позже, мне присылали. Но больше я переживала за родственников, которые переживали за нас и были уверены, что нам могут пришить уголовное дело. 

После освобождения из Барановичей Наталья узнала, что ее ждут новые повестки. А их машину им отдавать пока отказались.

— Мы посоветовались с адвокатом и приняли решение не ждать, пока из меня сделают, как минимум, подозреваемую в рамках уголовного дела (даже за фотки в соцсетях мне можно давать бесконечные сутки). Я в спешке собралась и улетела в Киев, после приехал муж и пес, который очень переживал без нас 12 суток.

Наталья признается, что отъезд из Беларуси именно сейчас для нее был нежеланным. 

— Я в этом году впервые почувствовала себя частью этой страны. Нашла себя. Раньше чувствовала себя якобы инородным телом здесь. Во многом из-за моей неформальной внешности. Негатив в свою сторону в связи с яркими волосами и пирсингом наблюдался еще в подростковом возрасте. Мое искусство тоже особо не понимали. А тут я ярко увидела, что все это волнует, в основном, одних «ябатек». Нормальные бабушки и дедушки на маршах принимали меня тепло. Как и пенсионерки в Барановичах: со мной в камере сидела 61-летняя женщина, которую взяли, когда она вынесла угостить студентов теплыми свежеиспеченными булочками из творога. А 67-летнюю сокамерницу забрали, когда она пыталась защитить от задержания других.

Короче, последние полгода показали, что все с нашей страной хорошо, и люди здесь хорошие. Я бы с удовольствием жила здесь, правда, точно зная, что наши налоги не идут на обмундирование ОМОН.

Наталья с мужем планируют сразу вернуться в Беларусь, когда поймут, что здесь для них безопасно. Пока же дизайнер будет работать над серией авторских открыток для политзаключенных.

Наталья с мужем и собакой.

- Одной девушке в камере пришло письмо, которое начиналось таким образом: «Меня зовут Игорь, вы меня не знаете, но я тоже сидел». Незнакомец пожелал ей держаться и написал различных тюремных советов. Вроде: «Не бросайте рыбу в унитаз». Я подумала, что круто сделать серию открыток с такими вот лайфхаками. Чем и займусь.

Катерина Карпицкая

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура