Проект портала
Истории
26.11.2020 / 16:33
«После травмы муж меня бросил — я к этому была готова». История Даши, которая выжила после страшной аварии

О жизни Дарьи Захаренковой можно было бы снять сериал. Как она попала в страшную аварию. Как муж бросил, не будучи готовым к трудностям. Как она вернулась в танцы, но уже в коляске. Свою историю она рассказала «Нашей Нине».

Мы беседуем с Дашей под шум кофемашины. Работает Даша бариста в инклюзивном кафе.

В ноябре она переехала из родного Витебска в Минск. Говорит, очень тяжело было найти съемное жилье с безбарьерной средой.

«Нужен пандус, лифт, желательно совмещенный санузел, минимальные порожки, — объясняет она. — Такого, чтобы кто-то не хотел сдавать квартиру инвалидам, не было. Только одна женщина в возрасте растерялась: ой, колясочники, куда?»

Даша работает в кофейне «Инклюзивный бариста», которая недавно открылась на Интернациональной, 36

Даша живет вместе с коллегой, который также работает бариста. На работу он ее подвозит на машине.

Дарья улыбается: уже давно лыжи вострила на столицу, искала вариант, за что бы зацепиться. Собиралась записаться на курсы по маникюру на базе протезного завода. Не то чтобы она мечтала заниматься ногтями, но хоть так, а после видно будет. Но курсы ввиду коронавируса отложили. А тут Саша Авдевич открывал новое кафе, позвал: хочешь работать?

«Вылетела через стекло — повредила оба легких, были сломаны почти все ребра с одной стороны»

По образованию Дарья вообще логист. Училась в Санкт-Петербургском государственном экономическом университете. Питер был ее мечтой. Там она осталась работать, вышла замуж. Жизнь складывалась наилучшим образом. Всё перечеркнула авария, случившаяся в январе 2017 года.

«Мы ехали с новогодних праздников на машине из Тверской области, от родителей мужа. Я, он, его сестра и ее сын. Сестра была за рулем. Не справилась с управлением. Ребенок разбился насмерть, я вылетела через стекло. У меня с одной стороны почти все ребра были сломаны, был перелом позвоночника, повреждены оба легких», — вспоминает Даша. 

«Попала в больницу в очень тяжелом состоянии. Когда позвонили моим родителям, сказали: не даем никаких прогнозов. В реанимации я пролежала три дня, после чего разрешили перевезти в Витебск, так как я гражданка Беларуси. Операцию на позвоночнике мне долго не делали: боялись давать наркоз, потому что легкие были сильно травмированы и наркоз я могла бы не выдержать.

Дней 7—10 я еще лежала в Витебской реанимации, где лечила легкие. И только потом меня увезли в Минск и прооперировали позвоночник. Это очень большой срок для таких травм: операцию нужно делать в первые сутки, чтобы что-то можно было восстановить», — констатирует Дарья.

Домой Дарья выписалась спустя два месяца. О том, что она больше не сможет ходить, врачи ей не говорили.

«Повезло. Единственным, кто попытался, был нейрохирург в реанимации в Витебске. Он зашел как-то: «Дарья, вам нужна операция, иначе вы будете лежачая. А так вы сидите». Говорю: а шансов ходить не даете? Он ушел от ответа: «Ну вы понимаете, травма серьезная».

Но разрыва спинного мозга не проізошло, соответственно шансы оставались. Моя жизнь выглядела так: занятия ЛФК, массаж, иглотерапия… Я ездила на реабилитации, занималась по шесть часов в день, потому что мне сказали: чем больше будешь тренироваться, тем скорее восстановишься.

У меня не было психологической травмы. Я понимала: ну да, плохи дела. Но не осознавала, какие будут последствия. Я ждала улучшения. А когда спустя два с половиной года увидела, что трачу дни лишь на лечебную физкультуру, мне стало как-то жалко своего времени: молодость проходит, а я сижу дома! Тренироваться я продолжаю, мне нравится спорт, но я перестала делать это смыслом своей жизни».

«Я единственный ребенок в семье, и для мамы это был удар»

Дашин брак испытания не выдержал.

«Была очень некрасивая история. Всё время, пока я была в реанимации, оставалась без связи. А когда меня перевели в обычное отделение, я посмотрела в телефон и не увидела ни одного сообщения от сестры мужа, ни одного звонка. Притом что мы были близкими подругами. Я не обижалась, думала, сестра мужа сама в шоке, после того что с ее ребенком случилось, нужно время. А потом мне позвонили наши общие друзья, сказали, что у нее все хорошо, она живет своей жизнью. Я в шоке была», — признается Даша.

После травмы Даша сразу поняла: муж рядом не останется.

«Знала, с кем живу. Это не тот человек, который умеет стойко переносить трудности. Какое-то время он ко мне приезжал, настраивал на то, что все будет хорошо. Я осталась в Беларуси, он уехал обратно работать. Отношения сходили на нет.

Финальной точкой стало, когда я по совету следователя написала заявление на возмещение морального вреда, так как сестра мужа мне не оказывала помощи. Муж объявил о разводе. Я была к этому готова, поэтому не могу сказать, что тяжело переживала. Конечно, было неприятно. Но я себя изначально настроила, что всё это дело времени. Поэтому сильной боли не испытала».

Сестре мужа за ту аварию присудили два года условно, на такой же срок лишили водительских прав.

Возвращаться в Витебск было грустно: бывшие одноклассники разъехались, друзей рядом нет. Больше всего в это время Дарья переживала не за себя, а за родителей.

«Я единственный ребенок в семье, и для мамы это был удар. Она на какое-то время выпала из жизни, находилась в депрессии. Папа видел это и понимал, что надо же кому-то всё «вывозить». Поэтому первое время он со мной больше занимался.

Сразу после травмы ты не можешь ничего. Ни пересесть на кровать, ни умыться. Никто же не думал, что коляска будет: у нас дома узкие дверные проемы, и я не могла въехать в ванную. Первое время было очень тяжело.

Безусловно, для родителей это будет боль на всю жизнь. Но ко всему привыкаешь. Я считаю, что стойко выдержала этот удар и сделала максимально всё, чтобы им было легче».

Без дела Дарья не сидела. Еще в Питере она сменила профессию логиста и пошла в администраторы: поменяла работу с людьми на работу с бумагами. Параллельно помогала отцу с документами (у того своя фирма). Поэтому в Витебске для нее нашлось занятие.

«Мне много комплиментов пишут, но знакомиться опасаются»

В танцы на колясках Даша пришла летом прошлого года. Вспомнила свое спортивное прошлое: с пяти лет занималась бальными танцами, впоследствии переключились на восточные и современные.

«Осенью прошлого года мы с партнером участвовали в чемпионате Беларуси и заняли в своей категории третье место. Для начала, я считаю, это здорово. В этом году на сборы я не поехала из-за ковида. Все соревнования поотменяли. А я же планировала попасть в апреле на чемпионат в Нидерландах, искала спонсоров.

Все относятся к танцам как к социальной реабилитации: ты красивая, партнер тебя катает, волосы летят и все так легко. Но это спорт, он требует физической нагрузки. Плюс пластика и актерское мастерство необходимы. Хочу добиться результатов в этом».

Вопросы о личной жизни Дашу не смущают.

«Я открыта к отношениям, люблю мужчин, — улыбается Дарья. — но я и не чувствую себя одинокой. Я такой человек: мне комфортно наедине с собой. Для того чтобы быть счастливой, не обязательно, чтобы со мной был еще кто-то.

Мне много комплиментов пишут, но в основном они в духе «какая ты молодец, хоть и на коляске». Я знаю: опасаются парни. Не надо этого стесняться и это скрывать. Это правда немного странно: нас колясочников мало, не очень видно на улицах. Может, и есть у кого-то интерес, но страшно подойти. Я все прекрасно понимаю. Только со смелыми у нас получается общаться (смеется).

У всех стереотип, что с колясочниками не может быть секса. Это глупости. Я топлю за то, чтобы освещать эту тему. Не понимаю, почему мы об этом не говорим: мы легко рассуждаем о реабилитации, каких-то урологических вещах, а на тему секса и отношений не можем».

Даша оптимист. Обо всем, что случилось в ее жизни, она рассказывает как о неприятных приключениях, но не более.

«Конечно, мне бывало грустно. В самом начале это процесс ожидания, когда ты стараешься, а результат все не приходит. Иногда переживала, что из дома не выйти самой, что тусовки нет. Но я верю, что все происходит так, как должно», — делится она.

В Питер Даша больше не рвется. Этим летом она с волнением следила за выборами, плакала от увиденной жестокости, а потом — от невероятной солидарности, которая захлестнула страну.

«Впервые за 29 лет я поняла, что это честь быть гражданкой Беларуси. Не потому что у нас хорошие дороги и вкусная молочка, а потому что в этой стране живут такие люди. У меня даже сейчас голос дрожит, когда я говорю об этом. Только здесь я себя вижу и больше никуда не хочу уезжать».

Наталия Лубневская, фото Шуры Пилипович-Сущиц

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура