Проект портала
Истории
24.01.2020 / 15:58
В семье из Вилейского района хранятся свадебные платья трех поколений4

Здесь есть и платье, в котором в 1932 году выходила замуж бабушка нашей героини. И мамино платье. О своей же свадьбе Ирина Беланович сказала только: «Было и было». Но свое платье тоже хранит.

Так хотела замуж, что выломала дверной косяк

Лидия Михайловна Курьянович родилась в 1916 году в деревне Мильча (ныне в Вилейском районе Минской области).

Родители Лидии Курьянович Михаил и Юлия Цегалко.

Лида была девочкой красивой и одной из немногих грамотных в деревне: окончила четыре класса польской школы.

На танцах — первая плясунья. Лидия Михайловна как-то вспоминала, что, когда впервые собиралась на танцы, где-то достала помаду. Понятия тогда не имела, как ею пользоваться, и покрасила себе… нос.

Провожать девочку до дома никто из кавалеров не решался. Если какой-нибудь залетный кавалер появлялся на пороге, отец и двое старших братьев Лиды тут же указывали кавалеру на дверь.

Но когда Лиде исполнилось 16 лет, на танцах она познакомилась с 22-летним Алешей, местным парнем. Алексей был из зажиточных, на его отца и его пятерых братьев приходилось 190 гектаров земли. Но был он слаб здоровьем, болен туберкулезом. Но что-то в нем было такое, что привлекло девушку. Он попросил ее руку и сердце. И Лида стала готовиться к свадьбе. Тайком от родителей съездила на ярмарку в Долгиново, где купила отрез белой ткани для свадебного платья.

Ирина Беланович в свадебном платье своей бабушки.

Днем сама ткала себе приданое, 11 тех «постилок» Ирина Беланович хранит по сей день. А ночью, тайком, бабушка шила себе свадебное платье.

Когда пришли сваты, родители Лиды им отказали. Но девушка так сильно любила парня, что побежала за женихом, да так решительно, что выломала дверной косяк. Родители развели руками — и согласились на свадьбу.

Лидия и Алексей Курьяновичи.

Жила молодая семья там же, в Мильче. Перед началом войны родилась мама нашей героини, Татьяна Александровна.

Ирина Беланович рассказывает, что ее деда из-за слабого здоровья в армию не взяли.

Ирина Беланович и сегодня сохраняет «постилки» из бабушкиного приданого. Хранит она и икону, которыми благословляли перед замужеством и бабушку, и прабабушку Юлию.

«Войну здесь и пережили. Прадед, отец деда, рассказывал, что к немцам относились нормально, потому что они «табаком угощали». Когда немцы пришли в Мильчу, семья переселилась на хутор в лесу неподалеку: так было безопаснее. Но дед ходил по деревне, не боялся. Однажды кто-то из немцев решил, что прадед имеет отношение к партизанам, выстрелил в него. От того ранения прадед умер. Немцы тогда не разрешили похоронить прадеда в Мильче — так и лежат прадедушка и прабабушка на разных кладбищах».

Дед же Ирины, Алексей, дружил с полицаем.

«До войны же вместе на танцы бегали, из одной деревни были. Во время войны мама заболела трахомой. И тот полицай, по просьбе деда, возил маму к немецким врачам. Они ее лечили», — рассказывает Ирина.

Замуж вышла на третий день после знакомства

Татьяне Александровне, матери Ирины, сейчас 83 года. Но и сегодня женщина помнит свою первую любовь, которая, к большому сожалению, закончилась трагически. Ее первого парня повесили бандиты.

Татьяна Мацкевич (Курьянович) сегодня. Ей 83 года.

Татьяна Александровна вспоминает, что ее первого парня звали Виктор Король, он был священником, учился в духовной семинарии. Родители Татьяны не пустили дочь за него замуж. Он уехал служить в Узду. Там женился. Чтобы построить себе дом, снял большую сумму денег. Об этом узнали бандиты. Денег при нем не нашли, потому что Виктор передал их жене. Бандиты об этом, конечно же, не знали. За то, что отказался отдать деньги, они Виктора повесили», — вспоминает Татьяна Александровна.

Татьяна с братом в детстве.

Татьяна Александровна окончила филологический факультет БГУ. По распределению попала в Будслав.

«В Будславе я еще застала Павлину Мядёлку. Мой однокурсник, Слава Рагойша, часто приезжал к ней. И приезжал, как правило, не один. Как сейчас помню: сидели у Павлинки и пили водку вместе с Короткевичем. Он сидел справа от меня. Напились хлопцы так, что остались ночевать у школьного завуча», — смеется Татьяна Александровна.

У Татьяны в Будславе был любимый. Они готовились к свадьбе, когда Татьяна внезапно заболела менингитом.

«Болезнь тяжелая, а для деревни еще и постыдная. Воспаление мозга. Родители моего любимого тогда сразу сказали, что никакой свадьбы не будет», — вспоминает Татьяна Александровна.

Но судьба сложилась так, что однажды в Будслав к родственникам приехал парень с Витебщины, Владислав Мацкевич. Одна из его теток тогда жила в Калмыкии, все время звала Славу к себе. В семье Мацкевичей не хотели, чтобы сын остался работать в деревне, чтобы был колхозником. Парень решил уехать в далекую Калмыкию, но с условием — один не поедет, ему нужна жена.

На глаза ему попалась Татьяна. Он сказал тогда, что хочет на ней жениться, потому что у нее ноги красивые. На третий день после знакомства Татьяна и Владислав расписались. Свадьбы не было. На роспись в сельсовете Татьяна надела платье, которое шила себе на выпускной.

Свадебное платье Татьяны Мацкевич.

В 1967 году пара уехала в далекую Калмыкию. И, видимо, остались бы там жить навсегда, но трагический случай изменил планы учительницы русского языка и литературы и ее мужа.

Жилось вдали от дома неплохо, вспоминает Татьяна Александровна. Они с мужем получили там двухкомнатную квартиру. Татьяна забеременела.

«Одновременно со мной рожали еще девять женщин, представьте себе. И моему ребенку при родах занесли инфекцию. Мальчик, которого мы назвали Витей, прожил всего девять месяцев. Я решила похоронить его на своей родине, в Мильче. Помню, как сели в самолет, самолет поднялся в воздух, потом, смотрю, садится. А на тележке к самолету везут маленький гроб. Они забыли погрузить моего сына», — рассказывает Татьяна Александровна.

После того как Татьяна приехала на родину, она сказала мужу, что в Калмыкию больше не вернется.

Владислав еще раз слетал туда, собрал вещи и вернулся к жене. Сначала в Мильчу, а потом пара купила дом в Кривичах.

Татьяна родила сына Юрия, а в возрасте 41 года и дочь Ирину.

«Так и прожили душа в душу 46 лет, пока муж не умер в 2013 году», — вздыхает Татьяна Александровна.

Ирина о своей свадьбе рассказывать не захотела. Но платье показала.

«Платье — это память. И, возможно, однажды моя внучка достанет его из шкафа, чтобы представить себя невестой», — сказала в заключение Ирина Беланович.

Наталья Тур, фото Евгения Суховерха и из архива героинь

Каментары
В. / Ответить 24.01.2020 / 11:48

Цікавы артыкул, дзякуй)

8
Прохожий / Ответить 24.01.2020 / 17:49

Цудоўная матэрыяльная памяць!!!!!

4
Чытачка / Ответить 25.01.2020 / 20:35

Мне таксама спадабалася, дзякуй!

3
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура