Проект портала
Накипело
11.10.2019 / 19:54
«Как вы собираетесь фиксировать факты домогательства? Организуете дружины по этике?» Бурные дебаты о законе против харассмента12

Год назад интернет всколыхнули многочисленные обвинения голливудских звезд в сексуальных домогательствах. Под них попали Харви Вайнштейн, Стивен Сигал, Кевин Спейси. Многие в белорусском интернете также делились историями о домогательствах, с которым сталкивались. Вспомните громкое обвинение гимнастки Ольги Корбут в сторону своего тренера. Где проходит граница между обычными ухаживаниями и домогательствами? Возможно ли одним законом изменить то, что было нормой десятилетиями? Не станет ли правовое определение харассмента отличной площадкой для давления на руководство? Горячую тему молодежь обсудила в дебатный клубе «ДысКУТ».

12% белорусок пережили сексуальное домогательство на работе

«Харассмент — это преступление, связанное с нарушением неприкосновенности частной жизни путем преследования, обычно сексуального характера, назойливых приставаний и домогательств.

Важно отметить, что это вмешательство в личную жизнь без согласия жертвы, в отличие от флирта, в котором все нравится обеим сторонам.

В докладе о выполнении постановления конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин отмечалось, что 12% белорусок пережили сексуальное домогательство на работе», — говорит выпускник БГУ Станислав Дедов.

Те, кто выступает за принятие закона, считают, что он будет гарантом безопасности для всех.

«Закон сформулирует культуру поведения при проявлении симпатии, сформулирует серьезные отношения к проблеме. Также он поможет уменьшить количество жертв изнасилования, так как остановит потенциальных преступников перед самим фактом преступления», — добавляет Анастасия Красовская, выпускница автотракторного факультета БНТУ.

Оппоненты парируют: закон проблемы не решит.

«У нас есть статья об оскорблениях. Но все равно прохожие могут оскорбить вас без стыда. В редких случаях кто-то будет жаловаться на это. То же самое с харассментом — если он состоится на улице, маловероятно, что кто-то пойдет обращаться в милицию», — приводит пример Алина Курицкая, студентка Белорусского государственного экономического университета.

«Жертвы считают, что это они виноваты в случившемся»

Противники закона обращают внимание на несколько проблем. Первая — сложность в сборе доказавай базы. Вторая — ментальность нашего общества.

«Культура не меняется законодательством. Нет у нас в голове такого тумблера, который после принятия закона переключается — и все мужчины резко перестают проявлять знаки внимания и совершать харассмент,

— высказывается культуролог Богдан Марков. — А если говорить о Беларуси, то в нашем обществе низкий уровень правовой культуры, и не факт, что если закон будет принят, его будут придерживаться субъекты травли.

Закон приведет к бесчисленному количеству необоснованных обвинений. С этим сталкиваются страны, где развито законодательство по противодействию харассменту, — например, Соединенные Штаты Америки, Израиль или Испания. Там людей садят на реальные сроки за часто недоказанные вещи».

«Преимущественно будут жаловаться женщины. Мужчины вряд ли пойдут в суд и скажут: вот, эта женщина меня добивалась. У нас так не принято. И это будет порождать тот же сексизм, только уже в отношении мужчин», — добавляет Алина Курицкая.

«И как вы собираетесь фиксировать факты нарушения в публичном пространстве? Поставите камеры, будете организовывать дружины по этике, которые будут ходить и следить, чтобы никто не приставал ни к кому и не строил глазки?» — задается вопросом Богдан Марков.

Еще один аргумент в поддержку позиции «против» — и в Трудовом, и в Административном кодексе уже есть статьи, которые защищают права человека на неприкосновенность. Зачем еще отдельный закон, когда можно ограничиться развитием корпоративной культуры? Все-таки факты харассмента чаще случаются в трудовой сфере.

Анастасия Красовская в ответ замечает: не каждая компания согласится прописывать такие нормы в контракте. Другой важный момент — закон снимет страх с жертв.

«Люди боятся признаться, что они стали жертвами харассмента. А это снижает количество процентов в статистике и не дает понять реальную ситуацию.

В настоящее время жертвы даже могут считать, что это они виноваты в случившемся, что это они как-то не так выглядели, не то делали. Такие комментарии были в делах с Вайнштейном, актрисам говорили: «Что вам не жилось? Роль дали, деньги заплатили, скажите «спасибо». Это ненормальная реакция.

Жертвы боятся порицания, и проблема замалчивается».

Как работает клуб «ДысКУТ» и что за приз ожидает победителя дебатов

Дебаты в клубе проходят в игровом формате. Присоединиться может любой желающий. Позиция, которую участники защищают, выбирается путем жеребьевки, поэтому может не совпадать с их настоящими жизненными взглядами. У выступающих есть неделя, чтобы подготовиться — собрать аргументы, обсудить свои тезисы с менторами и тренерами.

«Мне кажется, в Беларуси есть кризис классического публичного пространства, и такие, даже игровые, дебаты напоминают нам о силе слова, силе дискуссии, уважении друг к другу, — считает координатор дебатного клуба «Дыскут» Дмитрий Гамеза. —

Дискуссия превращает врага в оппонента. А что чаще бывает в фейсбуке? Люди оскорбляют друг друга, вместо того чтобы говорить».

На дебатах молодежь обсуждает острые темы: смертную казнь, влияние простых людей на политику. На следующей игре, например, оппоненты будут выяснять, что для нас национальные герои — культурная легенда, историческая память или идеологический ресурс, который используют политические силы.

Победителя дебатов избирают члены жюри. Это культуролог и публицист Максим Жбанков, проектная менежарка организации народного образования «АБФ» Юлия Мицкевич и философ и руководитель концентрации «Этика, политика и общество» в ECLAB Ольга Шпарага. Критерии оценки жюри — логичность, информативность, риторика, культура дискуссии и хронометраж.

В клубе уже прошли отборочные игры. Финал состоится в декабре. Призом для команды-победителя станет стажировка по лидерству за границей. За второе и третье место участники получат в подарок курсы в «АБФ» и ECLAB.

ДысКУТ — это проект нескольких негосударственных организаций: EPramova, Гендерная концентрация ECLAB, Задзіночанне Беларускіх студэнтаў, Актыўным быць файна, Маршыруй, Дзетка, і грамадскі рух «Дзея».

Наталья Лубневская, фото Надежды Бужан, заставочное фото — 0306PAT, shutterstock.com

Каментары
Мордехай В. / Ответить 11.10.2019 / 18:46

Паўсюль будуць камеры, датчыкi ды вашу бiяметрыю будзем здымаць у рэальным часе.
Калi абодва ўзбудзiлiся - значыць згода.
Калi 1 ўзбудзiўся, а 2 спужалась - харасмент. -100 у персанальны рэйтынг. 

Ня хочаце па-людску, усё будуць машыны кантраляваць.

5
mikola ramanau / Ответить 11.10.2019 / 18:47

Dyskut z *baradoi*.........

3
Котіс / Ответить 11.10.2019 / 19:14

І так нараджальнасць нізкая. А пасьля прыняцця такога закона зусім ападзе. Мужчыны будуць бегаць ад жанчынаў, каб толькі ў турму не сесці. Бо сёньня згодная, а заўтра, як што не так пойдзе: ён мяне дамагаўся! А ў выпадку з Вайнштэйнам, не толькі ён вінаваты. Гэтыя актрысы давалі яму цела сваё, як хабар, каб атрымаць роль.З за іх іншыя і магчыма больш таленавітыя, але цнатлівыя, тых роляў не атрымалі

14
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура