Проект портала
Отношения
23.07.2019 / 16:23
«В 99% семей плохой полицейский — мама». Основатель Symbal.by Павел Белоус и его жена размышляют о современных родителях11

Что изменилось в воспитании детей за последние 30 лет? Стало ли родителям проще с появлением мультиварок, интернета и гуру психологии? Каких ошибок старается избегать новое поколение? «Наша Нина» попросила молодых мам и пап сравнить современные подходы к воспитанию с тем, как растили их самих. Три семьи — три разные истории.

Сегодня беседуем с создателем «Арт-Сядзібы» и магазина Symbal.by Павлом Белоусом и его женой Катериной. У них двое детей — Соня (2 года) и Мирон (2 месяца).

«В Беларуси не любят детей». Директор «Кинаконга» Андрей Ким и его жена Надежда — о воспитании сына

«Благодарен родителям за то, что никогда мне не говорили, как жить»

«Наша Нина»: Каким было ваше детство?

Павел: Я родился и окончил школу в Лиде. Жил в самой простой семье: мама работала на заводе, отец был строителем. До седьмого класса мы вчетвером — я, сестра и родители — жили в общежитии, в комнате, которая в четыре раза меньше этой (мы сидим в просторной гостиной загородного дома, куда Белоусы переехали год назад. — «НН»). Мое детство — это коридоры общежития, дворы, турники.

Поскольку родители все время работали, я был предоставлен сам себе. Меня особенно не водили по секциям. Единственный кружок, на который я ходил дольше года, — народные танцы.

Когда я собрался поступать в университет, родители сказали: что хочешь, то делай. Я сначала пытался поступить в Минск, но, чтобы пройти на геофак БГУ, не хватило одного балла, и я решил поехать учиться в Брест, чтобы год не терять. Я благодарен родителям за то, что они никогда мне не говорили, как жить.

Катерина: Всё, что помню из детства: мама на работе, папа на работе, а вечером в огороде. Это мы, современные родители, читаем много литературы по психологии, сидим на форумах, каких-то режимов стараемся придерживаться — тогда такого не было: как есть так есть. Здоров ребенок, неголоден — и ладно.

Мы с братом были сами себе предоставлены. Сами ходили в школу, на кружки, я занималась легкой атлетикой. Мама никогда не проверяла, сделали ли мы уроки. Но училась я хорошо. И если вечером шла гулять, мама не расспрашивала особенно, с кем, куда: у нас было доверие в отношениях.

Я много времени со старшим братом проводила. Мотоциклы, рыбалка… Постоянно с хлопцами гоняла.

Павел: Помню, самый фан был летом собирать бутылки. Ведь это же халявные деньги! Мы знали по району все точки, где пьяницы собирались — сдавали бутылки и потом покупали на них жвачки, наклейки. Такой квест.

А другой фан — искали за городом груши-яблони, трясли и продавали возле магазина. Коммерцией уже с детства занимался (улыбается).

Еще один из лучших моментов детства — летние лагеря. Каждый год я ездил на одну или две смены. И для меня это было в радость: новые знакомства, друзья… Благодаря лагерям я узнал, что существуют белорусскоязычные музыкальные группы, например N.R.M.

«НН»: За что вас хвалили, что могло порадовать родителей?

Павел: Знаю, что родители всегда гордились моими успехами на олимпиадах и конкурсах. У мамы до сих пор хранится в семейном фотоальбоме вырезка из лидской газеты, где обо мне написали как об одном из победителей конкурса «Ученик года».

Катерина: А меня мать не хотела отпускать на соревнования, говорила, что будет волноваться, если я далеко. На республику только один раз разрешила съездить — на настольный теннис. Не помню, чтоб за победу на соревнованиях мне обещали что-то в подарок.

«Дочь не знает слова «нельзя»

«НН»: Какие принципы переняли из родительской семьи в свою?

Катерина: Свобода выбора. Ребенок должен с детства сам принимать решения — например, что хочет надеть сегодня. В парадной майке хочешь есть суп? Пожалуйста.

Дочь не знает слова «нельзя». Если кто-то посторонний так говорит, она не понимает, сразу начинает плакать.

Павел: Ясно, что, если Соне захочется маркером все стены разрисовать, мы не разрешим ей это сделать. Займем каким-нибудь делом. Соня, например, не знает, что такое «дать по попе». Катя ходит в Раков на детские занятия, и там слово «попа» у малышей сразу вызывает страх. И это ужас!

Екатерина: Когда я начинаю сердиться на дочь, то считаю до 30. Конечно, она растет, показывает свое «я», делает то, что хочет. Но договориться можно.

Павел: Наша позиция — с ребенком уже с такого возраста надо стараться налаживать диалог.

«НН»: Кстати, о центре развития. С какого возраста их услугами можно пользоваться?

Катерина: Мы с Соней пошли на занятия, когда ей было 10 месяцев. Но это скорее было нужно мне — чтобы разнообразить время. Ведь я сидела дома, в деревне, где почти нет людей. Как я люблю говорить: кричишь в поле «ау», и даже эха не услышишь.

Можно надрессировать ребенка так, что к двум годам он будет знать все цвета, цифры и буквы. Но, например, в три года все это будут знать.

У ребенка должно быть детство. Занятия нужны, но в меру. А есть такие родители, которые начинают состязаться: мол, мой малыш уже умеет и то и то. Но это не значит, что и ваш должен.

«НН»: Обычно один из родителей всегда строже, а другой — помягче. Кто у вас «злой полицейский»?

Катерина: В 99% семей «плохой полицейский» — мать. Ведь отцы меньше включены в процесс воспитания. Папы лояльнее. Я, например, считаю, что чем меньше Соня ест сладкого, тем лучше. Ведь сахар и так повсюду — даже в детских кашах. А отец берет и привозит «киндер».

У нас сейчас так. Если что-то дочери запрещаем, Паша скажет: «Соня, мама говорит, что нельзя, она будет ругаться». Закладывает, мол, это я буду недовольна (смеется).

Павел: Поскольку я трудоголик и с утра до ночи занят проектами, мое воспитание сводится к балованию. Из-за этого у нас случаются скандалы. Потому что Соня меня знает только как позитивного чувака, который с ней шалит, и не воспринимает меня серьезным.

«Если мальчишка и упал, плакать он не должен, ведь в жизни и не то еще будет»

«НН»: Сейчас говорят, мол, девочек и мальчиков нужно воспитывать одинаково. Без рамок, кто каким должен быть — мол, качества «смелость» или «ранимость» не зависят от гендера.

Катерина: Я считаю, рамки все же есть. Да, женщины бывают сильными, мужественными, не хотят, чтобы мужчины открывали пред ними дверь. Но природой заложено другое. Я читала, что в Норвегии или Финляндии есть детские сады, где детей не разделяют гендерно — мол, просто человек. И подрастая, они сами решают, к кому себя относить.

Павел: Для нас это все же не близко.

Катерина: Мальчишки должны быть более мужественными, а девочки нежными… Воспитание должно быть разным. Если мальчишка и упал, плакать он не должен, ведь в жизни и не то еще будет.

«НН»: Представьте подростковый возраст. Как вы будете беседовать с детьми на серьезные темы: половое воспитание, алкоголь?

Павел: Вопрос в том, что из сегодняшних социальных медиа они все знают уже в первом классе.

Катерина: Но мы должны с ними об этом говорить. Конечно, мне хотелось бы, чтобы у нас с дочкой были отношения, основанные на доверии, чтобы она делилась своими проблемами.

Павел: Ну и в каком возрасте ты будешь класть ей в ранец презерватив?

Катерина: Я буду по ней смотреть. Когда парни начнут названивать и на свидания звать (улыбается). Но не в шестом классе, конечно.

«НН»: Насчет социальных сетей и интернета. Как регулировать этот вопрос? С какого возраста, например, разрешите дочке свой аккаунт завести?

Катерина: Сложный вопрос… Надо как-то отслеживать, что ребенок смотрит в интернете, но это очень трудно.

Павел: Гаджеты повсюду. Мы сами все время в телефонах, и если станешь говорить ребенку «нельзя», то будет непонятно, почему тебе можно. Но мы заметили, что если дочь может взять телефон всегда, когда ей захочется, то он ей быстро надоедает. А запрещали бы — телефон был бы для Сони главной целью.

Катерина: Знаю родителей, которые ограничивают мультики. Одна из наших бабушек очень против. Но у нас такого правила нет. С появлением второго ребенка Соня смотрит мультики чуть ли не половину своего свободного времени, потому что я физически не могу разорваться.

«НН»: Не угнетает ли, что все ждут идеальной картинки вашей семьи?

Катерина: Конечно, угнетает. Когда мамы начинают рассказывать о том, что их дети уже и ботинки сами снимают, и ложку держат, а у тебя еще нет, думаешь: может, ты делаешь что-то не так. И начинаешь копаться в себе.

Моя бабушка — инвалид по зрению. У нее было двое детей, и она вырастила их одна, без мужа. Тогда не было декретных отпусков. Бабушка шла на работу, в обед приходила покормить детей и бежала работать дальше. А у нас и микроволновки, и мультиварки, и стиральные машины, и роботы-пылесосы, а мы все хотим, чтобы нам кто-то помогал. Почему родителям трудно? Наверное, время такое, не знаю.

«Хочу, чтобы то классное, что есть белорусского, дочь увидела не под принуждением»

«НН»: Как привить детям любовь к родине, патриотические чувства? И должны ли этим заниматься родители?

Павел: Соне два года, и я уже мечтаю, как будем с ней вместе ходить на фестивали. Даже в этом возрасте мы с ней бывали на концертах, на «Дзецюках» например. Мне хочется дать дочери то, чего у меня не было. Я не помню, чтобы мы с родителями ездили на фестивали. Воспитание я вижу и в том, чтобы показывать культурную жизнь.

Катерина: Основу закладывает семья. Не надо прививать любовь к родине: если она у вас есть, детям это передастся. Это не что-то новое, чему вы должны научить.

Павел: У нас патриотическое воспитание происходит само по себе. Когда я покупаю дочке сказки, то на белорусском языке — жду не дождусь, когда ей станет интересно их слушать. Ясно, что я буду давать ей белорусскоязычный контент, так как русскоязычного хватает вокруг. А ютуб и социальные сети будут предлагать в первую очередь русскоязычное, так как оно более рейтинговое.

Может, некоторые и воспримут неправильно, но я скажу, что не поддерживаю тех родителей, которые настаивают, чтобы в доме не звучало ни единого русского слова, чтобы ребенок обязательно пошел в белорусскоязычный детсад. У нас в деревне, например, выбора нет — всего одна школа и детсад.

Я хочу, чтобы то классное, что есть белорусского, — книги, мультики, музыкальные группы, — дочь увидела не под принуждением, а полюбила, как это было со мной.

Наталия Лубневская, фото Воли Офицеровой

Каментары
Святлана / Ответить 20.07.2019 / 10:37

Файныя. Шчасця ўсёй сямейцы!

13
Малады / Ответить 20.07.2019 / 12:04

Малайцы. Слава Богу, што бяз гендэраў. Жыве Белавусь! ))

26
Walkman / Ответить 20.07.2019 / 12:27

Няхай шчасцiць.

10
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура