Проект портала
Рост
20.12.2018 / 15:33
Как выбраться из пут домашнего насилия: прошел первый показ документального спектакля «Родные люди?»1

Спектакль «Родные люди?» Задуман очень давно, студенты Европейского колледжа либеральных искусств (ECLAB) собирали интервью пострадавших от домашнего насилия, в 2017 году прочитали собранный материал в виде читки. За это время появилось несколько полноценных работ, среди которых хотелось бы выделить документальный спектакль «11 апреля», посвященный взрыву в минском метро.

Спектакли режиссера Валентины Мороз изначально не претендуют на полное раскрытие темы. Само название коллектива «Лаборатория социального театра ECLAB» указывает на экспериментальность спектаклей. В первую очередь экспериментален сам подход. Сделать совершенный спектакль о взрыве в метро или о домашнем насилии, такой спектакль, который понравится всем, — невозможно. Тем важнее, что театр берется за эти темы.

Сложность темы насилия в театре поднималась на обсуждении, которые для Лаборатории социального театра не менее важны, чем сами спектакли. В насилии есть агрессор и есть потерпевшая сторона, документальность, то есть если текст основан на интервью, требует линейного нарратива, это значит, что большое количество параллельных нарративов (а такое в театре случается) усложняет дело, делает ее более тускло. Между тем ситуация с домашним насилием в свете недавних дискуссий по поводу соответствующего закона выглядит и так слишком сложной, и лично я считаю, что не так важно здесь и сейчас дать исчерпывающий ответ на то, что такое насилие, как спасти из насильственной ситуации тех, кому грозит опасность.

Спасти можно, прежде всего, тем, что дать слово тем, кто выжил. В этих историях, как сами артисты их называют, агрессоры или абъюзары выглядят такими плоскими карикатурами. Такими они остались в воспоминаниях, уже нестрашно, уже побеждёнными. У них, наверное, есть свои версии событий, но это не их история, и театр в данном случае не суд, а инфомационная площадка.

Также читайте: «У одноклассника драматурга отец убил мать». Создатели спектакля о семейном насилии — о том, почему белорусам важно посетить их премьеру

Неслучайный акцент на прошедшем в драматургии спектакля (оформлять интервью в сценические тексты помогал известный драматург Лёха Чиканас). Каждая небольшая новелла начинается с телефонного звонка на «горячую линию», и создается важное ощущение, что ситуация уже произошла, что она пережитая, что жертва вышла победительницей. Это тем важнее чувствовать, чем больше кровавей подробности мы узнаем.

Интересно, что в этом спектакле по сравнению с «11 апреля» сделан большой шаг навстречу эстетике традиционного театра. Мы видим схематичную сценографию: две двери и небольшой помост, такую ​​легко представить если разыгрываются полуантрепризные мелодрамы наших небольших театров. Здесь больше использовано также традиционных мизансцен, артисты «видят» друг друга, реагируют, взаимодействуют. На какие-то минутки создается впечатление, будто, смотришь типичную мелодраму. Не обманывает только речь: вот здесь не хватило паузы, вот здесь акцент не на том слове. По уху лезвием режут диктофонные интонации, а другими интонациями описывать насильственные деяния невозможно, одна удачно поставленная пауза, и очень легко эмоционально провалиться в пропасть. Одна из таких эмоциональных сцен, когда герой рассказывает о татуировке цветов, которую сделал на месте шрамов, и на его проецируются цветы. Это должно звучать как эмоциональный апогей спектакля, но подано так же просто, как и предыдущие сцены насилия. Такое эмоциональное выравнивание не позволяет затрагивать крайности и оставляет большое пространство для дискуссии после спектакля, а в этом как раз и есть основная цель спектакля.

Сама эстетика спектакля сопротивляется тому, чтобы выделять кого-то из актерского состава. Рассуждать о «актерских работах» к месту в традиционном спектакле, где задача для актера самоутвердиться, проявить себя в персонажи, а тут задача обратная. Актеры якобы отражают для нас события, как во время следственного эксперимента, или в музее. Есть сомнения, что актеры традиционной школы смогли бы предоставить такой сложный текст настолько корректно, не пережимая эмоциональные акценты, с целью передать содержание события. А вот исполнители, которых Валентина Мороз готовит на своих мастер-классах, справляются с задачей достаточно убедительно.

На обсуждении создатели спектакля подчеркнули, что для них тема не закрыта, что они ждут новых историй. Подчеркивалось, что у мужчин тоже много историй насилия, но они редко соглашаются о таком рассказывать на диктофон.

«Лаборатория социального театра» выполняет функцию театра-парламента, когда на сцене живьем проявляются темы, которые мы привыкли обсуждать онлайн.

Алексей Стрельников, фото Дарьи Пашкевич

Каментары
Бел. / Ответить 20.12.2018 / 19:28

Усе нашы праблемы жыцьця менавита и пачынаюцца з хатгвалту, а той ад парочнай сыстэмы каштоунасцей, якая калечыць духоуна и физична чалавека, быццам хоча зьнишчыць!..

4
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура