Проект портала
Рост
10.07.2018 / 23:46
Почему для мужчин также важно, чтобы женщинам разрешили быть дальнобойщицами и шахтерками — рассуждают эксперты26

На сегодня в Беларуси существует 181 позиция в списке тяжелых работ и работ с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых запрещается привлечение к работе женщин. Почти все представители гендерных организаций, некоторые депутаты из Палаты представителей и, в частности, женщины, которые добились того, чтобы работать в «неженской» сфере, в один голос заявляют: существование такого списка — это дискриминация. Причем не только женщин, но и мужчин.

На днях экспертки Центра по продвижению прав женщин «Ее права» презентовали обзор, касающийся обоснованности существования такого списка в современной Беларуси.

Так почему же он неактуален? Действительно ли обычные белорусски нуждаются в доступе ко всем профессиям, без исключения? И какие могут быть подводные камни, если список у нас все же отменят? Давайте поразмышляем вместе с экспертками, некоторые из которых непосредственно работали над тем, чтобы перечень таких профессий исчез в соседних странах.

Александра Дикан, основательница Центра по продвижению прав женщин «Ее права»:

—Многим может показаться: «Ну, подумаешь список, что здесь важного?». И некоторые люди не знают о его существовании. Но наша организация само существование такого списка считает дискриминацией. Мало того, что он запрещает работать женщинам в определенных сферах, он умножает стереотипы:

то, что малое количество девушек хочет работать пожарными, например, не свидетельствует об их нежелании, этот факт указывает на то, что с детства они воспитывались так, что это для них недоступно.

Почему женщина не может управлять международным автобусом? Почему не может собирать урожай на высоте более 1,3 метров? Почему, чтобы стать трактористкой, работодатель должен создать для нее особые условия, на обычных тракторах она работать не может. В ситуации, когда в регионах явный недостаток достойных вакансий, такой список не просто мешает женщине делать то, что она хочет, но и не дает зарабатывать деньги на свою семью.

Мы объединились с кандидатом медицинских наук и решили провести анализ этого списка, чтобы понять, насколько он оправдан. Нам стало интересно, на основе чего сделаны выводы о том, что список защищает женщину, ее здоровье? Есть факты, подтверждающие актуальность его существования? Мы пришли к выводу, что никаких фактов и подтверждений этому нет, никаких исследований на этот счёт не проводилось. И даже если что-то и было, то госорганы дали понять, что это «засекреченная» для нас информация.

И что мы имеем? Женщины в Беларуси все равно работают на должностях, которые официально им запрещены, только они или формулируются по-другому, или на существование таких фактов все просто закрывают глаза.

Анна Конопацкая, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:

—Наше действующее законодательство априори гендерной неравное, при том, что Конституция говорит, что женщина имеет с мужчиной равные права. И, как законодатель, я уверена, что мы должны создавать равные условия работы не зависящие от пола, возраста, наличия семьи или каких-то других факторов.

На мой взгляд, если какая-то работа считается опасной для женщин, то она в равной степени опасна и для мужчин. И власть обязана создать такие условия, которые бы подходили всем людям.

В конце концов, у мужчин тоже есть репродуктивная функция, и проблем по этой линии у них может быть не меньше, чем у женщин.

Кроме того, как представительница Комиссии по экономической политике я знаю, что даже по официальной статистике в Беларуси более 40 регионов с напряженной ситуацией на рынке труда. Мы все и сами в курсе, как сложно найти работу в регионах, особенно если ты молодой специалист, или женщина, которая планирует завести ребенка.

При этом власть издает декрет №3, модернизирует его в декрет №1 и заставляет всех идти работать. Но как так: одной рукой вы заставляете, а другой создаете дискриминационные условия для какой-то категории граждан?

Список с запрещенными профессиями однозначно нужно отменить. Я допускаю, что сегодня или завтра появятся по-медицински обоснованные доказательства того, что какие-то из профессий действительно вредят здоровью. И тогда задачи власти следующие: обеспечить возможность работать безопасно для всех. Но дискриминационного понятия, что женщине что-то нельзя, а мужчине можно, в белорусском законодательстве быть не должно.

Ольга Тишурова, член Республиканского совета Белхимпрофсоюза по труду среди женщин

—Я работаю в Белорусском профсоюзе работников химической, горной и нефтяной отраслей промышленности.

На мой взгляд, сегодня мы пока не готовы к тому, чтобы взять и отменить список запрещенных профессий одним махом, но, конечно, нужно его пересматривать и вносить коррективы. Правда, делать это нужно взвешенно.

Наши основные производства строились в 60-70-е годы, в процесс модернизации многие вступили совсем недавно. И те производственные линии, которые мы имеем сегодня, по объективным и субъективным причинам пока оставляют желать лучшего. Возьмем пример с «Белшиной». По списку запрещенных профессий белоруски не могут работать вулканизаторщицами — участвовать в завершающем этапе производства шин. Конечно, если речь идет о старых линиях, то там действительно сложный процесс, но если говорить о новых линиях, где стоит вытяжка, где ничего не надо таскать, то там может работать любой человек.

Есть такое понятие как аттестация рабочих мест, и здесь очевидны проблемы. Химия, как и другие науки, не стоит на месте. Но у нас нет аттестованных лабораторий, которые могли бы давать оперативные заключения, каким образом конкретное вещество воздействует на человека. Отсутствуют новые стандарты: все ПДК мы замерялем старыми советскими методами.

Стефания Кулаева, эксперт антидискриминационного центра «Мемориал» (Бельгия):

—Наша организация в свое время инициировала компанию «All jobs for all woman». Сегодня список запрещенных профессий существует в 9 странах, совсем недавно их было 10: в 2017 году список сам по себе был отменен в Украине, хотя там еще остались другие дискриминационные проблемы. Процесс изменений пошел в Казахстане и Молдове.

Все это является последствиями трудового кодекса Советского Союза. И когда Союз распался, и принимались законы независимых стран, в том числе в Беларуси, формулировки оттуда автоматом попали в трудовые кодексы постсоветских стран.

Мое мнение на этот счет следующее: эти списки возникли в прошлые времена. Сама идея зародилась в первой половине 20 века, а это время идет ещё недалеко от 19-го, когда женщинам вообще было запрещено почти все: голосовать, вести активную жизнь и так далее. Эти запреты устарели.

В международном праве также есть рудименты этих запретов: существует такая Конвенция 45 Международной организации труда, которая не позволяет женщинам все подземные работы. При том сами эксперты МОТ признают, что эта Конвенция абсолютно устаревшая и подлежит несоблюдению. Рекомендовано не выполнять ее, а действовать, согласно фундаментальной Конвенции 111 (о дискриминации в области труда и занятий). Но почему-то о последней все забывают.

У меня два сына, и я не хочу, чтобы они попали на производство, где запрещено работать женщинам.

Как можно скорейшие изменения в условиях работы — они не только в интересах женщин, но и и в интересах мужчин. Нет никаких оснований считать жизнь других менее ценной.

И самый важный аргумент за то, чтобы отменить такой список: женщины де-факто работают на опасном производстве. Кто-то - в химпромышленности, кто-то — на хлебозаводе, кто-то — в шахтах. Но если мы делаем вид, что их не существует, если они в тени, то нет дополнительных норм по их защите. Только отмена этого списка позволяет дополнительно защитить женщин, которые уже работают в опасных условиях.

Евгения Луценко, гендерная экспертка, директор Центра социальных и гендерных исследований «Новая жизнь» (Украина):

— В Конституции Украины прописано, что граждане нашей страны равны. Независимо от половой принадлежности, расы, вероисповедания и так далее. Кроме того, в 2005 году у нас появился закон о равных правах и возможностях для женщин и мужчин, но тем не менее у нас существовал список опасных профессий для женщин.

При этом наши гражданки работали в шахтах, воевали наравне с мужчинами (но проходили по бумагам санитарками и кухарками). Мы впервые заговорили на эту тему в Верховном совете на круглом столе в марте 2017 года. И этим заинтересовалась одна из депутаток, которая начала тему продвигать, штурмовать все министерства депутатскими запросами. Сразу же нашла поддержку в министерстве здравоохранения, но чтобы отменить список, нужны были согласования и с другими структурами: социальной политики, юстиции и другими. Процесс был сложный, но быстрый. Нам повезло. Большую волну запустили СМИ, тему подхватила общественность и уже под Новый год перечень запрещенных для женщин профессий запретили. Правда, самое удивительное, что мы не нашли поддержки у профсоюзов.

Один из представителей независимой структуры сказал мне: «Это что, мы женщин будем отправлять на опасные работы?». Ему и другим, кто считает так же, я хочу сказать: никто никуда не собирается никого посылать, дайте женщине право самой решать, куда идти. Любой же запрет — это нарушение прав человека.

Каментары
Арэк / Ответить 11.07.2018 / 02:31

Нейкі час таму пазнаёміўся з полькай, якая шмат гадоў працавала дальнабойшчыкам. Нават пазнаёмілася са сваім будучым мужам дальнабойшчыкам, калі ехала ў трасу, везла недзе тавар да Заходняй Эўропы. Калі жанчына хоча, то няма чаго адмаўляць.

5
не важно / Ответить 11.07.2018 / 05:32

Мммда. Женщины-дальнобольщицы, а мужчины на трассах-проститутки. Гендерно, аж жуть.

12
Чергинатор / Ответить 11.07.2018 / 07:11

Хотите равенства - боритесь за равный пенсионный возраст для женщин и мужчин.

12
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура