Проект газеты
Вкус Телеведущая Валерина Кустова: Мне нравятся только мужские ароматы29

В рубрику «Пять любимых вещей» наши героини приходят со своими любимыми игрушками, предметами одежды, аксессуарами. Поэт, телеведущая Валерина Кустова принесла на встречу свою музу и предметы, которые принадлежат не столько самой Валерине, сколько ее внутреннему мужчине и ее внутренней княжне.

Словарь Ластовского и 16-й том полного собрания сочинений Короткевича

«— Есть ли вещь, — спрашивает любимая женщина у поэта, — которую бы ты перевез ко мне и это бы означало, что у нас серьезные отношения? — Моя библиотека, — ответил поэт».

К книгам у Валерины Кустовой отношения трепетные, сакральные. В разговоре она не раз вспомнит ситуации из жизни, когда книга становилась не просто символом комфорта, уюта, но даже чем-то мистическим. Книги для Валерины — это повседневная потребность. Поэтому:

«Я принесла две книги. Если бы можно было — все пять вещей были бы книгами. Ведь я — это моя библиотека прежде всего: та, что снаружи, и та, что внутри. Первая: «Расійска-крыўскі (беларускі) слоўнік» Вацлава Ластовского, который мне подарил легендарный поэт Анатоль Сыс, когда мне было 16 лет. Он тогда полушутя хотел отдать едва ли не весь дом, но я согласилась только на словарь. Это знаково. С детства люблю словари. Как только научилась читать, листала их, искала слова, которые мне нравятся, фантазировала, что они могут означать, читала объяснения, открывала для себя новые слова. Это же такое удовольствие — открывать и изобретать новые слова, почти такое же — как узнавать о новых поэтах!»

С 2002 года Валерина работает в архивах, разыскивая варианты сценариев Владимира Короткевича, которые он писал для кино. Эти находки и составили 16-й том собрания сочинений. Это стало и темой ее магистерской и кандидатской диссертаций. Сейчас она работает над 17-м томом — документальными сценариями.

«Издание уникальное, так как эти сценарии раньше не печатались, о некоторых даже сами исследователи и наследники Короткевича не слышали. Сейчас работаю над томом сценариев для документального кино. Последнее, что нашла в архивах, это переписка Короткевича с директором «Беларусьфильма». Тот пишет, что на студии продлили конкурс сценариев о современности, чтобы Короткевич мог отправить свои работы.

На это Владимир Семенович на том же письме от руки написал: «К сожалению, о преимуществах треугольных коровников над четырехугольными писать не могу. Не специалист. Опыта не имею».

«Дзеўка-Паэт-Неба»

Никогда не любила слово «поэтесса» в отношении меня. Алесь Письменков как-то дал более точную формулировку, назвав меня девка-поэт. В свое время я вела «Живой журнал», где, собственно, и подписывалась как «Дзеўка-Паэт-Неба».

Я очень люблю путешествовать.

Однажды на острове Родос меня обокрали. Украли все что можно. И это в последний день.

Меня приютили в одном греческом монастыре, где я жила почти месяц. Я пила воду, ела хлеб, много гуляла, осмысливала… Ради чего это все случилось? Наконец, я просто почувствовала, что слилась с природой, что слышу, как бежит песок, как шумит ветер. И в один из таких дней я зашла в магазинчик в самом центре Родоса. И на полке, среди прочих древностей я увидела ее. Мою девку-поэта-небо. Все совпало: и венец, и крылья, и то, что это было именно девичье лицо… Это полностью соответствовало моей самости. Теперь она стоит на моем рабочем столе. Моя муза, которая дарит вдохновение.

«Ваша цела пахне пачулі ці маю душу вы пачулі…»

Для мяне важен не сам парфюм, аромат, а те символы, которые за ним кроются.

Недавно я проходила аромодиагностику, где предлагалось вдохнуть 80 запахов. И мне не понравился ни один из «женских» ароматов. Только так называемые мужские. И больше всего мне понравился запах пачули. Это аромат моего внутреннего мужчины, на которого я равняюсь, как сказала аромодиагност. Мужчины, претворяющего свою мечту. Аромат, который дарит комфорт.

С пачули тоже была история, когда я написала свое стихотворение «Ваша цела пахне пачулі ці маю душу вы пачулі…». Одна из посетительниц моего недавнего тренинга рассказала такую историю: она прочитала стихотворение в инстаграме. И в тот самый день, когда шла по улице и вдруг услышала запах пачули (к слову — ее любимый аромат), то оглянулась и увидела меня с мужем.

Так что все не случайно.

Серьги от реконструктора креста Евфросинии Полоцкой

Вообще-то я люблю украшения из золота, платины, бриллиантов и изумрудов. Но также ценю вещи ручной работы, с историей. Эти серьги купила в Бресте в мастерской Николая Кузьмича, того самого, который изготовил реплику креста Евфросинии Полоцкой, созданного Лазарем Богшей. Кроме того, он изготавливает украшения из серебра с цветной эмалью и драгоценными камнями. Когда несколько недель назад выступала в Бресте, моя коллега повела меня к нему в мастерскую. А она закрыта. Я говорю: пустите, я чувствую, что у вас что-нибудь куплю! Стала примерять серьги… На витрине они казались просто симпатичными, а как их надела, они сразу стали шляхетными. Во мне сразу проснулась моя внутренняя княжна, которая сказала: надо брать.

Бывает, что свои украшения раздариваю. Просто тот срок, который мы должны были пройти вместе, уже истек. А бывают вещи, которые, хочется, чтобы оставались с тобой навсегда.

Крестик бабушка подарила на 18-летие и сказала: «Меня не будет, а крестик останется». Так и получилось. Еще есть несколько знаковых колец и сережек от дорогих мне людей….

Например, серьги, которые когда-то подарил кавалер. Он не мог решить, чем заслужить прощения: подарить мне пистолет или серьги. Магазин с оружием, к сожалению, была закрыт.

Кстати, оружие тоже люблю. Дарили мне и рогатки, и кастеты, разное… Стрелять люблю очень.

Черно-белое платье для испанской фигуры

Раньше никогда не носила платьев. И только в последнее время женственность стала просыпаться во мне. Раньше платья были атрибутом съемок: «Чорным па белым», «Фітнес-шмітнес», «Прыват» — в платьях снимала свои программы на «Белсате». А недавно, буквально пару лет назад, поняла, что, оказывается, и в повседневной жизни можно выглядеть как на сцене, в лучшем смысле слова — возвышенно, комфортно и будучи собой.

Платья покупаю в путешествиях. Не помню, чтобы что-то приобретала в Беларуси. В Твери покупала, на Тенерифе, на Родосе. Привозила платья из Испании, Италии. Там любят мой тип фигуры, этакий испано-бразильский в форме солнечных часов.

А платье, которое на мне сейчас, выбирала моя мама в Вильнюсе. Она лучше всех знает, как выбрать вещь, которая точно подойдет. Примечательно то, что оно черно-белое. Отработав три года в передаче «Чорным па белым», я не могла смотреть на черно-белые вещи. Вот только сейчас отпустило.

Еще нескольких классных платьев — на свадьбу и венчание выбирали вместе с Василём — в Киеве и Варшаве. Обычно он спокойно относится. Но если вдруг у него отнимает язык, а потом он тихо встает и выдыхает «ах» — то это признак того, что надо покупать.

На вопрос же, какой у нее любимый цвет, Валерина улыбнулась и сказала: «Розовенький, но я себя контролирую в этом».

Наталья Тур, фото Воли Офицеровой

Каментары
Убла / Ответить 08.07.2018 / 11:44

Якая нахфіг тэледзіва?

7
Между протчым / Ответить 08.07.2018 / 11:56

А дзе шлюбны пярсцёнак?

6
Праваахоўнік / Ответить 08.07.2018 / 12:11

Чаму ўсяго тэлэдзіва? Чаму не свецкая ільвіца?

6
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура