Проект портала
Истории
12.06.2018 / 18:06
Девушки из минских барбершопов рассказали о своих проблемах и желаниях

Совсем недавно публицист из Москвы Максим Горюнов поделился впечатлениями от Минска. В том числе это были и позитивные эмоции от встречи с девушками-барберами в столичных салонах.

«За три года в Москве моей бороды ни разу не коснулась рука женщины. Почему?… Мужчина-парикмахер — это такое далекое эхо военного быта: как будто брат по-братски помогает брату привести себя в порядок перед общей молитвой. Или перед битвой. Что такое борода от мастера женщины? Никакой войны. Она просто чтобы нравиться…. В Беларуси иное чтение волос на лице мужчины. Если коротко, то вот она — Европа», — написал у себя в фейсбуке Максим.

Были времена, когда барбершопы считались исключительно мужской территорией, говорили что это «место отдыха от женщин и их сплетен» с алкоголем и своей атмосферой. Но время такого подхода уходит. Сегодня в барбершопах появляется все больше парикмахеров-девушек, а в некоторых местах мужчин-специалистов и нет.

Мы поговорили с тремя девушками-барберами о выборе этой профессии, об отношении клиентов и будущем салонов для мужчин.

Марина Пашкова

Стрижет с 16 лет. Пошла в парикмахеры, потому что «хотелось творческой профессии».

— Долгое время я работала комбинированным мастером. До того момента, пока не попала на это место. Именно здесь я начала заниматься исключительно мужскими стрижками.

Правда, первоначально по этому адресу работал салон Smoke and mirrors, главной концепцией которого было то, что там будут стричь исключительно девушки. А рядом будут разливать напитки в одноименном виски-баре. К сожалению, концепция провалилась: найти хороших мастеров-девушек оказалось сложной задачей. Вместо Smoke and mirrors открылся второй по счету барбершоп Cut, где девушки стригут наряду с парнями.

Кто-то думает, что стричь мужчин проще, но на самом деле с ними ты целый день на ногах (особенно если праздники и за день обслуживаешь до 15 клиентов). Это не легко физически. Женщинам же сделаешь окрашивание или масочку — и можешь гулять, отдыхать, пока средство действует на волосы.

Я не любительница разговаривать во время работы, но если имею дело с постоянным клиентом, с которым мы хорошо знакомы, могу обсудить футбол, что-то из последних матчей. Я люблю футбол и когда-то даже им занималась. Болею за «Барселону», хотя кто-то скажет, что это попсово. Но у нас с этой командой давняя любовь.

Единственная проблема от работы в мужском окружении — масса приглашений на свидания. Правда, за годы я уже научилась красиво отказывать назойливым кавалерам и правильно реагировать на флирт, с юмором.

Нередко к нам приходят мужчины с запущенными бородами: среди них есть такие, кому банально лень бриться. Естественно, в щетине мы находим и крошки, и катышки от шарфов зимой, но стараемся спокойно доставать это расческой, не реагируя, чтобы клиенту не стало стыдно.

(Кстати, администратор барбершопа рассказал нам, что есть и такие клиенты, причем даже среди молодых людей, кто после стрижки просит завернуть волосы с собой, так как боится сглаза).

Сегодня барбершопы в Минске открываются так же активно, как точки с шаурмой. Это один из тех бизнесов, которые очень быстро развиваются. И я не думаю, что мода на бородки в ближайшее время исчезнет. Она хоть и циклическая, но до Беларуси новые тенденции доходят очень медленно. Может, формы бород станут более естественными. Раньше вот нас все просили делать более выразительными линии на щеках и шее, а сегодня клиенты склоняются к плавным контурам. Чтобы было незаметно, что с бородой только что активно поработали.

Дарья Артамонова

Работает мастером-барбером два года. Окончила курсы на четвертый разряд парикмахера. Стать специалистом по мужским стрижкам помог парень-барбер.

— Два года назад, когда я впервые пыталась устроиться барбером, работу найти было сложно. Многие салоны отказывали именно потому, что я девушка, а им нужны исключительно мастера-мужчины. Попробовать себя в новом амплуа мне разрешили в одном только месте на весь Минск.

Да, изначально все барбершопы позиционировались как мужские территории. Но даже если в других странах уже укоренилась тенденция смешивания разнополых мастеров, в Беларуси все еще варились в старых традициях.

Правда, есть такие места, где эта гендерная игра продолжает быть фишкой. Например, в барбершоп Schorem в Роттердаме вход для девушек запрещен. То же самое с португальским салоном Figaro's Barbershop Rosemary. Меня туда не пустили, хотя я объясняла, что туристка и мечтаю сделать хотя бы одну фотографию внутри. Посоветовали сфоткаться за порогом на фоне здания. Это их стиль, такая олдскульная политика. В этом заключаются правила игры. Нарушить которые — изменить себе.

Я всю жизнь дружила с парнями, поэтому эта среда и эта как бы «мужская» работа — для меня очень комфортные. У нас есть клиенты, которые, записываясь, требуют себе мастера-мужчину. Будто мы ничего не умеем. Это их выбор. Для таких людей у нас существуют три барбера-парня.

Бывает, что клиенты заигрывают, цветы приносят. Но супернастойчивых нет. Когда говоришь «нет», они все понимают почти сразу.

Чего терпеть не могу, так это когда партнерши клиентов контролируют процесс и указывают, где и как нам стричь. Одно дело, если это мать с сыном, и совсем другое — когда перед тобой взрослый мужик. Отношение к таким сразу соответствующее.

Анастасия Сорокина

Работает по специальности 8 лет. После первой же практики в колледже поняла, что хочет работать именно мужским мастером.

— Мне с мужчинами проще морально. Они не такие придирчивые, как мы, в плане вопросов красоты. Не такие капризные. Это я по себе и по своему отношению к волосам сужу. Кроме того, я никогда не любила красить волосы. Здесь же максимум, что мы делаем — это тонировка или закраска седины.

Поначалу было страшно работать с бритвой, все же инструмент опасный. Я нервничала, дрожали руки. Но коллеги делились опытом, я училась у них да и сама спустя некоторое время привыкла к инструменту.

Кому-то привычнее видеть в барбершопах мастеров-мужчин. Но по лицам многих клиентов я видела, что они в восторге от того, что их будет стричь девушка. Тем более, если человек раньше ходил в обычную парикмахерскую, то руки женщины для него как раз таки привычнее.

Я активный водитель (без автомобиля не представляю своей жизни), поэтому люблю поговорить с клиентами о машинах.

Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Тем, что у него лучше получается, где он может стать профессионалом (к сожалению, в нашей сфере дилетантов хватает: барбершопов открывается все больше и работать берут всех подряд). Делай свое дело качественно и тогда неважно, кто ты, какого пола.

Катерина Карпицкая, фото Павла Аксиновича

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура