Проект газеты
Саморазвитие Первая девушка-арбитр в белорусском хоккее: «Многие игроки в шоке»2

Виталии Хамицевич — 21 год, и она наряду с коллегой Анастасией Танасевич первая в истории белорусского хоккея девушка-судья, получившая право судить международные матчи.

Здесь и ниже фото — из личного архива героини

В декабре Хамицевич поедет в Болгарию судить второй дивизион женского чемпионата мира. Раньше белорусских девушек-арбитров на серьезных турнирах по хоккею не было.

В беседе с журналистом «Трибуны» она рассказала, как оказалась в закрытом мире судейства, о страхах, забавных ситуациях и предвкушении серьезных соревнований. 

— Как ты попала в хоккей?

— В детстве ходила на танцы, маме это очень нравилось, а мне — нет. У меня не получалось. Столкнулась с недопониманием со стороны мамы. Отец Николай Михадюк связан со спортом: выступал за «Шахтер», а сейчас играет в ветеранских матчах. Когда появилась хоккейная команда в Солигорске, он пошел туда тренировать и привел меня. Показал, что да как, и я поняла, как хоккей крут и интересен. Мне было очень сложно объяснить маме, что танцы — это не мое.

Какой-то период я занималась и тем, и тем. Днем тренировалась с шайбой, а вечер посвящала делу, к которому не лежала душа. Преподавательница по танцам жаловалась, что я приходила уставшей. Это протянулось где-то месяц, а потом остался только хоккей.

— Отец тебе больше рассказывал про футбол или хоккей?

— Только про хоккей. В футболе я как-то не пыталась разобраться. Порой мне сложно определить офсайд. А вообще, я иногда помогаю фотографировать ФК «Динамо-Минск». Футбол бывает интересен, но в целом не затягивает. Если я прихожу на него, то один тайм могу высидеть, а во втором просто жду концовки.

— Чем ты увлекалась в детстве?

— В детстве ходила на плаванье. По здоровью потом пришлось уйти. Затем — танцы, лет 7-8 занималась ими. В школе был баскетбол, участвовала в кроссах. Помню, прибежала третьей после двух легкоатлеток лишь потому, что не проявила характер. Я всегда в конце добавляю, когда все уже сдаются. Сглупила и не сделала так, а могла быть первой.

Где-то с 12 лет каталась на коньках на коробке, которая находилась недалеко от моего дома. Отец с друзьями заливал ее по ночам. Конечно, в этих сугробах переодеваться было невыносимо. Из-за холода приходилось брать с собой термосы. Хоккей я открыла лет в 14-15, когда у нас в городе появился ледовый дворец. Но из-за отсутствия видимых перспектив я бросила это дело. 

— Как тебя занесло в судейство?

— В нашей стране нет специализированной подготовки хоккейных девушек-арбитров. Меня и других пригласила Юлия Романюк из федерации. Она знала нас по выступлению за женскую команду «Пантеры», которая была расформирована в 2013. Хотя я там не играла, а только ездила на сборы. Женский хоккей не развивается: команды нет, можно, конечно, выступать с мужчинами в любителях, и то не везде.

Поэтому Юлия предложила попробовать себя в судействе. Несколько девушек согласились, но спустя время осталась лишь я, а чуть позже ко мне добавилась Настя Танасевич. Она сначала занималась хоккеем с парнями, а потом поинтересовалась у меня, как стать арбитром. Попробовала — ей понравилось. Сейчас общаемся и поддерживаем друг друга.

— С чего ты начинала?

— С 10 лет дети переходят на полную площадку. В марте прошлого года я начала судить у мальчиков 2006 г.р., чтобы втянуться в этот процесс. Там нет таких скоростей: как тренер сказал, так они и делают. Когда ты играешь — это одно, судейство — совершенно другое. Изначально было сложно перестроиться. В первую очередь, нужно контактировать с судьей-партнером и страховать друг друга. Важно следить за ходом игры и замечать любые мелочи.

— Какие соревнования тебе доверяют сейчас?

— Со временем у меня начало получаться, стали доверять ребят постарше. В итоге дошла до 2001 года — самых старших, затем — до юниорки (1999/2000) в прошлом году. Сейчас назначают не только на юниоров. Накануне, 15 октября, дебютировала в матче высшей лиги (второй хоккейный дивизион — вместе с Настей Танасевич. Там уже, конечно, скорости, и нужно реально предвидеть игру. Наверное, один из самых сложных моментов у взрослых — это драки. Не могу сказать, что матч был провален, но учиться есть чему.

— В мире много девушек-арбитров?

— На самом деле, не очень. Обычно на 10 мужчин приходится 1 девушка. В России, например, лицензировали девушку 1998 года Дарью Ермак, но еще не знаю, дали ей назначение на какой-либо турнир. В Беларуси нас только двое: я и Анастасия Танасевич. Мы линейные арбитры. Мне хочется совершенствоваться и научиться понимать игру именно с этой позиции.

Виталия Хамицевич и Анастасия Танасевич.

— Ты будешь судить квалификацию второго дивизиона женского ЧМ в Болгарии с 4 по 9 декабря. Волнуешься?

— На самом деле, очень волнуюсь. Переживаю. Важно проявить себя со всех сторон. Нужно хорошо подготовиться, а осталось всего полтора месяца. Из-за всех этих роликов, статей тоже страшновато. Так рекламируют, мол, первая хоккейная девушка-арбитр в Беларуси…

— Как ты справляешься со стрессами?

— Вообще, я человек-нервы. Для меня стрессы — это единственный минус судейства. Играют самые маленькие ребята, все равно очень переживаю. Порой это мешает: начинаю сомневаться в каких-то действиях. Даже если вдруг ошибаюсь, сразу стараюсь не думать об этом и жду мнения инспектора. Главное — научиться анализировать ошибки и делать выводы. Но во время матчей не зацикливаюсь на этом, пытаюсь справляться. В жизни до игр и после них бывает сложно. Очень важна поддержка близких людей.

— Ты эмоциональный человек?

— Да, очень. Бывает, очень расстраиваюсь после матчей. В этом плане меня легко вывести. Еще я сентиментальная. Тяжело даются поединки, где вижу драки, серьезные травмы. Я же девушка. Как это маленького мальчика обидели? Сложно, но нельзя поддаваться своим эмоциям, поэтому я держу их в себе.

— Как на тебя реагируют мужчины-арбитры?

— Нормально, мы ведь с ними судим:). В самой игре поддерживают, подсказывают, показывают. Я еще ведь только начинаю. Как-то довелось работать с Дмитрием Голяком, который обслуживает матчи КХЛ. Он с радостью делился собственным опытом, рассказывал, как правильно выбирать позицию и другие тонкости судейского дела. Если человек многого достиг, то его помощь бесценна.

— Судейство не убивает в тебе женственность?

— Нет, я так не считаю. Женственность не убить:). Даже хоккей не в состоянии. Достаточно посмотреть, сколько красивых девушек-хоккеисток в мире. Да все они симпатичные! Американки, канадки… Ну как, посмотрев на этих худющих девушек, сказать, что они неженственные?

— Сталкиваешься с повышенным вниманием во время работы?

— Стараюсь не смотреть на трибуны. Некоторые родители считают, что девушки не могут судить. Есть внимание со стороны игроков, потому что многие из них в шоке. Особенно приезжие команды. Сразу могут меня не заметить, потом приезжают на вбрасывание, глаза вытаращивают, говорю: «Да девочка я, девочка!» Потом отправляются на скамейку, начинают перешептываться, а я все это слышу.

Иногда комплименты отвешивают. Помню, подъезжает хоккеист и говорит: «У вас такой красивый маникюр, он светится». А я этого и сама не знала. Ногти были неяркие, телесного цвета. Без понятия, как он заметил. Приятно, когда такое происходит. Но в то же время часто слышу негативные комментарии от парней, которые не воспринимают девушек в хоккее вообще, а тем более в судействе.

— Попадала в неловкие ситуации?

— Когда я только пришла в хоккей, то играла за женскую команду «Купалинка». Провела буквально три матча. Выступали мы против мальчишек младших возрастов. Сейчас они подросли, и я сужу их матчи. Подходят и спрашивают: «А это ты тогда играла?» Многие помнят, забавно. Еще один парень однажды вспомнил меня по «Пантерам».

— Чем ты занимаешься в свободное от хоккея время?

— Времени сейчас нет. Появился английский, который надо подтянуть к чемпионату мира. В этом году я закончила БГЭУ по специальности «логистика». На неделе тружусь по распределению в одной из минских компаний, по выходным — работаю на матчах. Хотя само судейство не занимает много времени. Все поединки обычно проводятся в конце недели. Если появляется свободный вечер, то я обычно провожу его дома. Не люблю шумные компании, по клубам не хожу, да и не пью в принципе.

Нравится фотографировать, но именно хоккей. Людей как-то не вижу я. Никогда не было своего фотоаппарата. Всегда брала у подруги. Кадры были средними по качеству, но людям импонировала композиция. А сейчас я купила себе объектив:).

— Прислушиваешься к критике?

— Судейство помогает меньше обращать внимания на мнения других. Ты начинаешь прислушиваться к тем, кто действительно разбирается в этом и видит ошибки. Часто болельщики не знают всех нюансов. Я сама ходила на трибуны, и порой казалось, что судьи принимают неверные решения. Но когда почитаешь, разберешься, то все становится на свои места.

— Хотела бы ты связать всю жизнь с хоккеем?

— Думаю, да. Когда я начала заниматься хоккеем, то думала стать профессиональным игроком. Но не сложилось. Хоть и в другом амплуа, но связала бы. Я со спортом с детства, мне все нравится. Готова попробовать, но не знаю, как оно все выйдет.

Каментары
Абаронца / Ответить 22.10.2017 / 00:43

Поспехаў стаць сапраўдным прафесіяналам!

2
Анатоль Сідарэвіч / Ответить 22.10.2017 / 18:53

Няўжо ніводзін хакеіст не закруціць з імі раман? Дзеўкі паглядныя.

1
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура