Проект газеты
Дома Минская семья сортирует отходы и ничего не выбрасывает на свалку15

Недоеденный йогурт человек выльет в компостную кучу, баночку помоет и положит чистый пластик в отдельный контейнер — увы, пока это не про нас или почти не про нас. Семья Некрашей из Минска попыталась жить «как в Европе», сортируя отходы и стремясь, чтобы все они попали на переработку. Получилось далеко не всё, но нашлось много интересных решений.

«Сможет ли семья отдать мусор на переработку?»

— Покатавшись по Европе, я был впечатлён тем, как люди берегут место, в котором живут, — говорит Дмитрий Некраш, 40-летний бородатый мужчина, некогда работавший в строительстве. — Бутылки, пластиковые пакеты люди либо кладут в контейнеры, либо несут сдавать. Встал вопрос: сможет ли наша семья отдать свой мусор на переработку?

Семейство задалось целью не только сортировать мусор, но и сделать всё, чтобы вторсырьё попало на переработку, а не на мусорный полигон.

— Не один раз наблюдал из окна, как приезжает мусоровоз, сваливает из всех контейнеров мусор вместе и отвозит на свалку. И те контейнеры, где вторсырьё, и те, где общий мусор, — рассказывает он.

Откуда скепсис?

Кстати, опасения семейства Некрашей не беспочвенны. Система раздельного сбора в Беларуси ещё не отлажена.

Администрация полигонов «Экорес» уверяла, что вторичное материальное сырьё (ВМР) из контейнеров для раздельного сбора идёт на сортировку. Но, например, за 3 месяца в 2016 году было 32 случая, когда мусоровоз вывозил их на свалку. Проверку проводил Минский городской комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды.

А со свалки ВМР сложно попасть в оборот, потому что там их не могут поделить между собой переработчик и местные власти. В 2016 году длительную переписку вели переработчик «РеПлас-М» из Могилёва и исполком в Орше, чтобы заполучить ПЭТ-бутылки с полигона.

Рвение местных властей заставляет задуматься: наверное, в бутылках на свалке для них есть нечто притягательное.

Пластик и алюминий

Но вернёмся к истории.

— Самое грустное — с пластиком, — отмечает Дмитрий.

Попытки сдать их поблизости от дома не увенчались успехом: в двух пунктах приёма, где побывал рассказчик, ответили: «Принимаем, но потом». Когда же наступит «потом», узнать не получилось.

Поэтому опытным путём выяснили: ПЭТ-бутылки можно применять как термоусадку, можно — разрезать на верёвки (ленты) и использовать в саду или на грядках. Неприёмный пластик у семьи попадает в общую мусорку.

Целлофановые пакеты в семье используют многократно. В больших пакетах родители на даче делают компост: накладывают содержимое, доливая воды, завязвают и ставят в солнечном месте.

Алюминий и металлические крышки сдать проще, и они отправились в пункт приёма. Бумага — на растопку печки на даче, поскольку её немного.

Одежда

Ненужную одежду пара отдаёт, как правило, знакомым.

— Когда никому из них не надо, выставляем на две недели на барахолку за символические рубль-два. Одна вещь — 1 рубль, 2 вещи — 2 рубля, 3 вещи — 2 рубля… 80% забирают, — говорит собеседник. — Что не ушло за 2-3 недели и обо что устал спотыкаться — даю на 3 дня в «Отдам даром». Не забрали — аккуратно кладу в пакет и ставлю возле контейнеров. Дальнейшую судьбу не отслеживаю.

Бытовая техника: «Телевизоры мы утилизировали»

Самый комплексный вопрос — о технике.

— Бытовую технику мы не меняли уже много лет. Микроволновки я чиню. Телевизор мы утилизировали: кинескоп не принимают, его оставили возле пункта приёма. Новый не покупали, мы не смотрим его лет 10.

Электроника пошла на радиодетали — я паяю. Лишнее выбросили. Компьютеры мы немного ненавидим, в игры не играем и поэтому не меняем их. Кухонному комбайну лет 10, хлебопечке — 5. Их покупали фирменными, и они служат долго.

— Старые и рабочие или условно рабочие телефоны (батарейка держит полдня, например) быстро забирают в «Одноклассниках». В «Фейсбуке» хорошо отдавать более дорогие вещи, наподобие мебели.

Часто приходится подстраиваться под людей: они готовы вывезти шкаф, но в неудобное для тебя время, или просят помочь спустить, а я по здоровью не могу, к сожалению.

Средства передвижения: велосипед, машина

Пару раз приходилось разбираться с велосипедами: ломалась рама. Её подваривали, и велосипеды отдавали людям, которые не могут себе их позволить.

— Новую машину мы продали, и следующая машина, если она будет, — только электромобиль, принципиально, — уверяет Дмитрий. — У меня были ещё Волга и Volkswagen Passat, старые и гнилые. Пытаться поклеить газетами и втюхать — это не по совести, ремонтировать не имеет смысла, а как есть, они никому не нужны. Было принято решение разрезать, годные запчасти продать, а остальное утилизировать.

Стекло раньше принимали в покрошенном виде, но уже не берут (утверждают, что там в составе свинец). Ещё его можно продать через объявление целым, но за такую символическую сумму, что можно отдать даром.

Нашёл людей, готовых приехать за железом, одни по 8 копеек, вторые — по 9 за килограмм.

Автомобильную проводку просто отдаю знакомому, который занимается медью. Всё равно это не влияет на бюджет. При достаточно высокой стоимости меди её немного, и сумма будет микроскопическая.

Мой папа нашёл способ утилизировать на даче покрышки. Он делает высокие грядки. Четыре колеса надо поставить друг на друга, в три засыпать земли, в четвёртое — перегной. Получаются столбики, которые прогреваются раньше остальной почвы. В них замечательно растут помидоры, клубника.

Самому первому столбику на даче лет 30. И их за это время накопилось не так много.

К слову, из металлических изделий может вызвать вопросы старая чугунная ванна. Дмитрий советует не спешить с ней в пункт приёма ВМР. Такую вещь можно продать людям, которые её потом отреставрируют.

«Нам мешают синдром нищего и отсутствие культуры»

Стеклянные банки Дмитрий и Елена отдают знакомой, которая страстно увлекается закатками (их же можно предложить, например, продавцам мёда на рынке).

И в завершение нашего гайда — экскурс в пункт приёма стеклотары и чёрного металла. Стекляшки, непригодные для закаток, в семье собирали полгода и отправили в пункт приёма ВМР в самом конце мая. Результат — на балконе стало свободнее, а кошка получила пачку консервов за вырученные деньги.

— Собираясь сдавать, я прошёлся и глянул в округе, какие пункты есть, —рассказывает Дмитрий. — Публика в основном вызывает сожаление… А с другой стороны, они санитары города. То, что для рядового гражданина мусор, для них — заработок.

Например, за килограмм чистого алюминия дают 1,62 рубля. 

У нас лом собирают бомжи. В Европе дети после школы, с рюкзаками, идут и зарабатывают себе на мороженое. Не брезгуют заглянуть в мусорку и фоткаются с банками на айфон.

Меня впечатлило.

А нам мешает синдром нищего. Это о людях, которые вырвались из нищеты или думают, что вырвались, стараются жить по-богатому.

Для многих знакомых странно, что с нашими доходами мы покупаем вещи в стоках, что мы что-то чиним. Да, я могу себе позволить это купить. Но зачем, если я могу что-то использовать?

Новая одежда или новый компьютер в кредит не делают тебя богатым. Они делают рабом системы. И пока будет так, до тех пор будет такое отношение: лучше выбросить, чем пробовать утилизировать. Нам не хватает культуры отношения к отходам.

greenbelarus.info

Каментары
муся / Ответить 09.06.2017 / 15:42

жмидлы

43
le mantar / Ответить 09.06.2017 / 16:13

Выдатны прыклад адказнага стаўлення да зямлі, на якой жывеш. На жаль, большасць яшчэ існуе па прынцыпе "пасля нас хоць патоп". 

2
Sut / Ответить 09.06.2017 / 16:25

Так и надо.

2
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура