Проект портала
Рост
24.04.2017 / 18:37
«Нам офигенные гробы завезли!» — беседа с жодинской бизнес-леди ритуальных услуг

Когда остановки общественного транспорта и людные места начинают утопать в искусственных цветах, знай — скоро Радовница. Накануне весеннего праздника поминовения мы пришли в гости к Марии Дяшкович, для которой хоровод из цветов и венков — это не просто один день в году, а повседневность.

За время своего существования небольшое строение 1979 года постройки чего только не перевидало: его использовали и в качестве строительного управления, и как кулинарию. В начале 2000-х павильон выкупил местный предприниматель. Бывший врач начал собственное дело с продажи памятников.

В 2015 г. владельца павильона не стало. Трое наследников собрались на семейном совете, чтобы решить, что делать с бизнесом дальше. Два старших брата уступили его юной Марии.

«Какое-то время, возвращаясь с работы, я плакала»

«Отец с самого детства брал нас с собой на работу: рассказывал о технологии создания памятников, демонстрировал процесс обивки гробов. В тонкости ремесла были введены все члены семьи. Но сильнее, чем остальных, это дело почему-то зацепило меня», — вспоминает молодая бизнес-вумен.

Мария уточняет, что больше всего ей нравилось заниматься цветами. Что неудивительно, ведь почти каждая барышня неравнодушна к флористике. В данном случае это все с оговоркой на искусственность, но велика ли разница?

«Я люблю придумывать необычные венки, добавлять новые детали в ритуальные корзины. Чаще всего вдохновляюсь именно формой цветка, его колористикой, в интернете почти нет полезных образцов, которые бы действительно впечатляли. Покупаю ромашечки, гиацинтики или сиреньку — и сразу представляю, как они будут смотреться в композиции», — девушка произносит названия цветов с уменьшительно-ласкательными суффиксами, таким образом в очередной раз выражая свои теплые к ним чувства.

Кстати, когда муж дарит ей живые цветы, она реагирует довольно вяло: «Если уж приносить какие-то растения домой, то лучше в горшках, чтобы заботиться о них, ухаживать. Искусственные цветы я бы в доме не повесила. Но больше всего меня удивляет, когда их цепляют на заколки».

К сожалению, не все гениальные, по мнению хозяйки, идеи находят такую же восторженную реакцию у покупателей.

Теперь клиенты на дизайн смотрят в последнюю очередь, руководствуясь доступной ценой, а не эстетическими изысками. При этом своего клиента находят, например, гробы с пятизначным ценником. Девушка рассказывает, что в Борисове можно заказать гроб с неоновой подсветкой и вай-фаем.

Все чаще белорусы не экономят на памятниках и на костюмах для покойников, выбирая качественное: первое дольше прослужит, а хоронить в синтетическом, будто капроновом, костюме, дешево, но неуважительно.

Куда педантичнее люди начали подходить и к подбору персонала, который роет могилу: если раньше соглашались даже на соседа-алкоголика, то сейчас просят, чтобы могильщики виглядели аккуратно.

Маша признается, что, когда садится за любимое дело, ее не остановить, пока рядом не будут стоять минимум 20 венков. Делает все сама, вручную, работу на дом принципиально не берет. Иногда ускорить творческий процесс помогает муж Женя и четырехлетняя дочь Анна. Последняя любит наводить в павильоне порядок, выбирает самые красивые цветы и торжественно вручат их маме: «Мама, это для тебя!». В ответ ей остается только улыбаться.

Сейчас хозяйка салона ждет второго ребенка и размышляет: искать ли себе на замену продавца, или вскоре после родов по традиции начинать брать малыша на работу.

«Когда я только начала заниматься ритуальными услугами, возвращалась домой и постоянно плакала. Несла в себе горе клиентов. Мой парень тогда переживал за мое моральное состояние, предлагал даже закрыть магазин. Но через какое-то время я втянулась. Чтобы сейчас вывести меня из равновесия, нужно приложить очень много усилий».

«Лена, нам офигенные гроба завезли!»

Барышни обычно звонят одна другой, чтобы поделиться покупкой нового платья, а Маша набирает подругу, чтобы сообщить: «Лена, нам такие новые офигенные гроба завезли! Приходи смотреть!».

Каждый день сталкиваясь со смертью, начинаешь относиться к ней проще. В среде «похоронщиков» даже есть свой лексикон: шестиугольные гробы зовутся скрипками, цветочные корзины — полянками, искусственный газон — футбольным полем, а хвоя, похожая на елочную мишуру, — это ершик. Однако, несмотря на профессиональную закалку, Маша до сих пор с трудом переносит похороны молодых людей:

«В минувшем году похоронили четверых 20-летних и одного трехмесячного малыша. Такие случаи — самое неприятное в моей работе. Я никогда не думала о своей смерти, но твердо знаю, чего хочу: чтобы мне и мужу не пришлось хоронить собственных детей».

Есть и еще один случай из ее практики, который также запал глубоко в душу: «Мужчине было лет 60. Как сейчас помню, звонит он мне поздним осенним вечером и делится своим горем: «умерла бедная мама». Такой солидный мужчина, но как он сильно плакал! Это еще раз доказывает: сколько бы нам ни было лет, родители всегда будут оставаться важной, главной частью жизни».

Наш разговор прерывает очередной клиент, который выбирает декоративную крошку. Втроем в помещении вместе с гробами и крестами, не только стандартными, но и для православных, старообрядцев, католиков, становится тесно. При всем этом люди умудряются приходить сюда не только ради необходимых покупок, но и как на сеанс психотерапии. Жодинские бабушки любят сначала заглянуть в соседний магазин с семенами, а потом к Маше: на жизнь пожаловаться, да о внуках рассказать.

«Как-то сюда бродяжка местная пришла, долго интересовалась, почем я цветы продаю. Женщина вынесла мне вердикт: дорого. А потом она пошла на кладбище, насобирала там букетов и перепродавала их за копейки. Как видите, конкуренция у нас велика, даже среди таких вот «предпринимателей»».

«Нельзя откладывать жизнь на потом»

В будущем Мария хотела бы освоить создание композиций, ритуальных корзин и из живых цветов: «В этом плане американская культура похорон с их живыми цветами мне ближе, как с эстетической, так и с экологической точки зрения. Но это же выходит во много раз дороже, а наши люди пока не готовы переплачивать за живые цветы. В то же время, когда приходит лето, и можно что-то срезать в поле или в огороде, к нам обращаются реже, несут на кладбище букеты, сделанные своими руками. Вопрос общей культуры во многом увязан с уровнем дохода».

Маша наносит на черную ленту золотые буквы, которые складываются в стандартные прощальные слова и искренне признается:

«Знаете, за время работы в похоронном бизнесе я осознала главное: это блажь — долго откладывать деньги на что-то, чего ты хочешь. Был у меня клиент, собирали они с женой средства на отдых, очень хотели съездить, но все жаба душила. А потом жены не стало… Жить надо моментом. Хочешь чего-то, так делай, а не откладывай на потом».

Катерина Карпицкая, фото Сергея Гудилина

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура